Главная » Новости » СМИ о нас » Договор дороже денег

Договор дороже денег

Договор дороже денег

Алексей Павлов

 

Похоже, профсоюзы все меньше «робеют» перед начальством и начинают активнее отстаивать права человека труда. По словам председателя ФНПР Виктора Шмакова, в первомайских акциях примут участие 2,5 млн человек. Основной лозунг, выдвинутый профсоюзами, звучит так: «Росту цен – удвоение зарплаты!»

В самом деле, цены выросли реально, а зарплата осталась прежней, то есть ее уровень «вырос» нереально. Комментируя эту ситуацию, председатель Воронежского облсовпрофа Алексей Овчинников сослался на пример из истории края. В 1905 году портные Воронежа организовали «Союз иглы», в который вошло 200 человек. Их требования для того времени были традиционны: 8­-часовой рабочий день, повышение зарплаты, улучшение условий труда… После двухнедельного бойкота хозяева выполнили все требования рабочих.

В этом году исполняется 110 лет профсоюзному движению. Но в «лихие 90-­е» права профсоюзов стали номинальными. Принятие Конституции 1993 года даже лишило их возможности на законодательную инициативу…

– Эти годы, – продолжает Алексей Овчинников, – стали для профсоюзов не только временем смены приоритетов своей деятельности, но и эпохой жесткой борьбы за право на существование. Именно поэтому для нас было так важно и необходимо отстоять принятие федерального закона «О профсоюзах, их правах и гарантиях».

Но непосвященному человеку кажется, что в профсоюзах сегодня тишь да гладь, что они полностью под патронажем начальства. На самом деле там идут серьезные споры, борьба. И самое удивительное – они вынуждены начинать все сначала. Пришедший капитализм оказался не только диким, но и неэффективным, аморальным. Он похоронил чувство справедливости, к которому всегда трепетно относились в нашей стране. На фоне нестабильной и сложной социальн-о­экономической обстановки реальность заставляет многих предпринимателей и руководителей компаний заняться оптимизацией затрат. А это означает переход на неполный рабочий день, сокращение расходов на оплату труда и высвобождение работников.

При этом в организациях, выполняющих одинаковую работу, заработная плата отличается в разы. К примеру, на работах по содержанию и ремонту дорог в нашей области в 29 организациях, где есть профсоюз, выплачивается легальная заработная плата в размере около 20 тыс. руб. в месяц, а там, где нет профсоюза, официально она едва достигает величины прожиточного минимума для трудоспособного населения, то есть 7,5 тыс. руб.

Кстати, в своем недавнем выступлении на съезде ФНПР президент РФ Владимир Путин особое внимание уделил вопросу о чрезмерной дифференциации заработной платы… Нельзя не замечать очевидного, так как существенных сдвигов в этом не произошло. Вот совсем свежий пример, прозвучавший в Госдуме во время отчета Дмитрия Медведева по итогам 2014 года. Банк ВТБ выплатил своим акционерам 26 млрд руб. И это при высокой кредитной ставке, которая сделала кредиты недоступными для многих предприятий. По-­прежнему половину совокупного фонда оплаты труда забирают 20% работников, оплачиваемых высоко и очень высоко.

Все, чего профсоюзам удается добиваться в сфере защиты прав и интересов работников, происходит в большей степени на площадке трехстороннего диалога – и в стране, и в области. Пока есть возможность решать проблемы социально-­трудовой сферы за столом переговоров, профсоюзы настойчиво поддерживают идеологию социального парт­нерства, которая, кстати, является ведущим механизмом в странах – членах Международной организации труда. То есть в данном случае используется старая как мир схема: договор дороже денег!

Нельзя не затронуть и тему, которая за последние тринадцать лет (с 2002 года) ничего, кроме растерянности и порой раздражения, не может вызывать у людей. Это – пенсионное обеспечение. Действовавший до 2015 года уравнительный принцип расчета приводил к тому, что трудовые пенсии граждан с незначительным стажем были примерно уравнены с пенсиями тех, кто имел длительный стаж.

Разговоры о повышении пенсионного возраста, отказ от индексации пенсий работающим пенсионерам, неразбериха с накопительной частью, которую решили «заморозить» на два года, это не все. Пока четких решений нет. Но вызовы­-то остаются. При этом между министерствами, в Совете Федерации ведутся дискуссии явно в пользу повышения пенсионного возраста, а президент, отвечая на вопросы россиян 16 апреля, обозначил свою позицию – ни о каком повышении не может идти речь, пока для этого не будет достаточных оснований. Так кому верить?

И все же, не хочется заканчивать на грустной ноте. 1 мая люди выйдут на демонстрацию с прежним, но обновленным самой жизнью лозунгом: «Мир, труд, май!»

 

Orgy