Главная » Контакты » ФНПР "Будущее за сильными профсоюзами. Проблемы и пути решения"

ФНПР "Будущее за сильными профсоюзами. Проблемы и пути решения"

3.08.2017

Решения властей порой напоминают диверсию...

(«Труд», 28 июля 2017 г., № 049)

Что общего, скажите, может быть у гопников, обманом выманивающих деньги у пенсионеров, и у чиновников в дорогих костюмах, вычисляющих уровень инфляции в стране? Как бороться с эпидемией невыплат заработной платы? Принесет ли пользу курортный сбор? На эти и другие острые вопросы нашего корреспондента ответил в откровенной беседе Председатель Федерации Независимых Профсоюзов России Михаил Шмаков.

Подробнее…

 

 

 

23.11.2016

 

Мы против антикризисных мер за счет населения!

 

(«Труд», 18 ноября 2016 г. № 081)

Резкой критике подверг работу правительства Председатель Федерации Независимых Профсоюзов России Михаил Шмаков на недавнем заседании Генсовета ФНПР. В жесткой манере он рассказал о ситуации в экономике, опасных антикризисных мерах и попытках решить проблемы за счет населения. Ситуацию нужно срочно исправлять, а власть обязана прислушаться к мнению профсоюзов, считает лидер ФНПР. Приведем наиболее важные и острые выдержки из его выступления.

О проекте бюджета страны

— Мы не считаем новый бюджет страны социальным. Возникает много вопросов по его исполнению. У нас нет иллюзий, будто финансово-экономический блок правительства не предложит сокращения социальных статей. С одной стороны, прогнозируется рост реальной заработной платы, дохода населения и потребительского спроса в ближайшие три года, но непонятно, за счет чего будет обеспечен этот рост. Вновь не предусмотрена индексация фонда оплаты труда работников бюджетной сферы. Вопрос о повышении МРОТ в следующем году пока не решен. Увеличение пособия по безработице не предусмотрено. Последний раз оно повышалось семь лет назад. Несмотря на сокращение количества работоспособного населения, планируется дальнейшая оптимизация — читай, сокращение — работников государственного сектора. Мы выступаем против такой финансовой бюджетной политики!

О минимальной зарплате

— Повышение минимальной зарплаты под вопросом. Правда, в ФНПР поступил законопроект об установлении с 1 июля следующего года МРОТ в размере 7800 рублей в месяц. Но это менее 73% от прожиточного минимума трудоспособного населения, который прогнозирует Минэкономразвития! То есть можно поставить крест на достижении минимальным размером оплаты труда величины прожиточного минимума трудоспособного населения. Стоит отметить, что сейчас соотношение МРОТ и прожиточного минимума составляет 73,6%.

Об индексации пенсий

— В соответствии с прогнозом, даже при индексации пенсий в ближайшие годы будет происходить снижение их покупательной способности. Увеличение пособия по безработице не предусмотрено. Последний раз оно повышалось в 2009 году, с тех пор потребительские цены выросли на 86,4%. В результате в ближайшие три года ожидается дальнейший рост граждан с доходами ниже прожиточного минимума.

Считаю, что при рассмотрении бюджета в Государственной думе в него должны быть внесены серьезные изменения. Тем более что сейчас мы имеем дело с новым составом депутатов, которые только что избраны и в период избирательной кампании буквально землю ели, заверяя население и профсоюзы в своей социальной ориентации.

О ситуации в российской экономике

— Экономика России продолжает сжиматься. ВВП падает. Замедляется промышленное производство. Как результат, снижается платежеспособный спрос: в прошлом году оборот розничной торговли сократился на 10%, в январе — августе этого года — на 5,6%. Эти цифры выглядят абстрактно. Но если рассмотреть их в контексте действий финансово-экономического блока правительства, то мы увидим: кабинет в очередной раз перекладывает ответственность за свою экономическую политику на население.

Новая мантра — инвестиционно-сберегательная экономика. Сокращено финансирование отраслей социальной сферы, заморожена индексация фонда оплаты труда бюджетников, понижены целевые показатели роста зарплаты отдельных категорий работников, отменена вторая индексация пенсий в этом году. В сочетании с традиционной установкой бизнеса сокращать «издержки на труд» все это уже привело к существенному снижению уровня жизни населения. Прямо скажем: за последние пару лет произошло настоящее обнищание населения! Около 9% работников получают зарплату ниже величины прожиточного минимума, 50% работников получают около 25 тысяч рублей. Для сравнения: минимальный потребительский бюджет, рассчитанный ФНПР в конце 2011 года, составляет в нынешних ценах уже 26,8 тысяч рублей.

На 1 сентября задолженность по зарплате в средних и крупных организациях составила 3,5 млрд рублей. Пик задолженности был пройден в апреле, однако ее уровень все еще остается высоким. При этом среднемесячная зарплата в реальном выражении уже опустилась ниже уровня 2011 года, а в номинальном — на уровень 2014 года. По прогнозу Андрея Клепача, в прошлом замминистра экономического развития, а ныне зампреда Внешэкономбанка России, доходы граждан вернутся на докризисный уровень к 2020 году. Минэкономразвития заявило, что экономика страны сможет восстановиться до уровня 2014 года к 2018-му, при этом доходы населения не достигнут прежних показателей.

Казалось бы, куда уж хуже? Тем не менее от правительства продолжают поступать предложения решить ситуацию за счет населения. Так, по информации ряда источников и СМИ, Минфин России то предлагает сократить (с 45,8 млрд рублей до 13 млрд) расходы, которые Минздрав попросил у правительства в рамках плана действий в экономике на текущий год на обеспечение лекарствами и оперативным лечением больных. То предлагает повысить в стране пенсионный возраст до 65 лет и для мужчин, и для женщин. То отказаться от индексации пенсий работающим пенсионерам, от права на досрочную пенсию в связи с работой во вредных и опасных условиях труда и сократить бюджетный трансферт в Пенсионный фонд.

О пенсионной реформе

— В последнее несколько лет финансово-экономический блок правительства постоянно делает информационные вбросы о необходимости экстренного повышения пенсионного возраста, ликвидации института досрочных пенсий, возобновлении функционирования накопительного компонента в обязательном пенсионном страховании, прекращении выплат пенсии работающим пенсионерам и другие.

Нам предлагают произвести модернизацию пенсионной системы России в период сложных мировых экономических отношений, когда федеральный бюджет наиболее уязвим, экономика страны требует скорейшей модернизации, а рынок труда под риском роста безработицы. К тому же далеко не все предлагаемые способы реформирования соответствуют принципам социального страхования. В этом виде страхования нельзя следовать только абстрактной целесообразности балансировки бюджета страховщика, необходимо учитывать социальную составляющую и ответственность за положение трудящихся.

Вопрос о повышении пенсионного возраста неоднократно обсуждался в профсоюзных организациях, на научных семинарах и в средствах массовой информации. На предложение о повышении пенсионного возраста ФНПР публично заявляла о несогласии с таким подходом. Мы оцениваем его как попытку переложить ответственность за ошибочные решения и просчеты в реализации пенсионной реформы на плечи работающих граждан. В стране есть множество проблем, до решения которых вопрос о повышении пенсионного возраста невозможно даже обсуждать. Это низкая продолжительность жизни, заболеваемость в старших возрастах, мизерные зарплаты и пенсии, проблемы на рынке труда и т. д.

Повышение пенсионного возраста приведет к росту безработицы и снижению уровня жизни малообеспеченных семей, для финансового поддержания которых вынуждены работать относительно молодые пенсионеры. Непродуманное реформирование пенсионной системы может привести к социальному взрыву, подрыву доверия к государственной власти, нарушению ранее достигнутых договоренностей между социальными партнерами.

В июле профсоюзная сторона РТК выступила с требованием наложить мораторий на очередную непродуманную реформу пенсионной системы. С таким же заявлением сегодня мы вынуждены вновь обратиться к правительству.

О политике Центробанка

— В сентябре Банк России опубликовал проект основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики. Но там нет ничего нового. Центральный банк по-прежнему видит свою главную задачу в стабилизации финансовой системы, прежде всего — в поддержании низкого уровня инфляции на уровне 4%. Достижимо? В теории — да. Такой уровень неоднократно определялся в качестве приоритета. Однако в новейшей истории России никогда не достигался.

Мы знаем цену, которую ЦБ заставил заплатить граждан России и экономику страны за свои попытки добиться низкой инфляции в 2014 году. Тогда в конце года Банк России отпустил рубль в свободное плавание и повысил ключевую ставку почти в два раза — до 17%. Таким образом, отечественные предприятия оказались отрезаны от доступных внутренних кредитов, а граждане страны столкнулись с ростом цен на все импортные, а впоследствии — и на отечественные товары.

С 19 сентября ключевая ставка установлена в размере 10%, и снижать ее далее планируют не ранее второго квартала следующего года. То есть до этого времени доступный кредит для предприятий будет закрыт, и не факт, что появится после. По мнению ЦБ, стимулирование промышленности будет проходить за счет населения. Добавлю — обнищавшего в том числе в результате политики ЦБ.

На этом фоне цинично выглядит одна из важнейших деталей проекта основных направлений: Банк России обращает внимание на вред социального неравенства. И декларирует, что траты наиболее богатых семей осуществляются в формах, которые не способствуют экономическому развитию России. То есть Банк России говорит о том, что социальное неравенство нужно искоренять, но своими действиями вызывает противоположный эффект, а экономической политикой заниматься вовсе не собирается.

 

О плане правительства

— В феврале правительство представило очередной план действий по обеспечению стабильного социально-экономического развития страны. Мы неоднократно обращали внимание разработчиков плана на то, что он не рассчитан на серьезную поддержку реального сектора экономики и стимулирование внутреннего потребительского спроса. Направляли свои предложения в правительство еще на этапе проекта плана. Эти предложения хорошо известны: повышение МРОТ до уровня прожиточного минимума; проведение мониторинга сбалансированности бюджетов субъектов с целью обеспечения социальных выплат и необходимых средств на повышение оплаты труда работников бюджетной сферы во исполнение указов президента РФ; введение ограничений на оплату труда топ-менеджмента государственных корпораций, компаний и хозяйственных обществ, в уставном капитале которых более 50% акций (долей) находится в собственности Российской Федерации; установление необлагаемого уровня доходов физических лиц в размере прожиточного минимума; установление в 2016 году моратория на все решения и инициативы органов исполнительной власти, приводящие к повышению прямых и косвенных сборов с населения; повышение максимального размера пособия по безработице.

Предложения профсоюзов были услышаны, но не были учтены. Как сейчас модно говорить, «я вас услышал». Что в результате? Почти по всем пунктам плана правительства под результатом понимается либо формальное принятие нормативного правового акта, либо такое же формальное выделение финансовых средств, размер которых изначально не позволял справиться с проблемой.

О поддержке занятости населения

— В отличие от банковской системы с поддержкой занятости населения ситуация сложнее. В этом году так называемые дополнительные меры подверглись сокращению финансирования из федерального бюджета до 3 млрд рублей по сравнению с 5,2 млрд в 2015-м. Выросла нагрузка на региональные бюджеты. В прошлом году обязательная доля финансирования мероприятий по обеспечению занятости из региональных бюджетов составляла 5%, а сейчас — 30%. Некоторые регионы не могут найти средства для участия в программе, а значит, и финансирование из федерального бюджета им предоставлено не будет.

Результат ошеломительный: по состоянию на 10 августа количество заявленных участников дополнительных мероприятий за год составило 70,7 тысячи человек. При этом, по данным Росстата на август, в России по методологии МОТ насчитывается 4 млн безработных. Но раз Минтруд не справляется с поддержкой занятости населения, ему «на помощь» приходят другие министерства. Летом этого года Минэкономразвития направило в Российскую трехстороннюю комиссию законопроект «О регулировании труда работников, направляемых временно работодателем, не являющимся частным агентством занятости, к другим юридическим лицам по договору о предоставлении труда работников (персонала)». Предложения Минэкономразвития сводятся к следующему.

Во-первых, законопроектом расширяется перечень юридических лиц, имеющих право на привлечение работников в рамках трехсторонних трудовых отношений.

Во-вторых, законопроектом предлагается регулировать такие трехсторонние трудовые отношения не в рамках Трудового кодекса, а отдельным федеральным законом.

В-третьих, никаких особенностей регулирования труда работников, которые направляются для работы к юридическому лицу, не являющемуся частным агентством занятости, не прослеживается.

По сути Минэкономразвития в не очень завуалированном виде предлагает на легальных основаниях использовать заемный труд, выводя привлекаемых к нему работников из-под действия Трудового кодекса. Это означает, что такие работники не смогут реализовать ни право на защиту профсоюзами, ни право на заключение коллективного договора, ни иные права, которые распространяются на работников трудовым законодательством. Если данный законопроект будет принят, то он создаст прецедент принятия подобных законопроектов, которые посыплются друг за другом, что постепенно полностью размоет трудовое законодательство. Поэтому ФНПР выступает категорически против данного законопроекта!

О выборах и борьбе

— На выборах в Госдуму мы поддержали федеральный список партии «Союз Труда» и профсоюзных кандидатов, баллотировавшихся по списку партии «Единая Россия». Выдвигать свой список было серьезным испытанием. Несмотря на продекларированное упрощение избирательного законодательства, на практике мы столкнулись с тем, что собрать нужное число подписей в подобные сроки и с подобными претензиями к их качеству практически невозможно. Не менее 200 тысяч подписей и не более 210 тысяч, 43 параметра, по которым можно признать подпись недействительной, и примерно две недели на сборы. «Союз Труда» при поддержке профсоюзных организаций сдал нужное число подписей, но был остановлен Центризбиркомом по формальным претензиям.

Опыт «Союза Труда» был первым опытом участия в выборах федерального уровня лейбористской партии за всю историю России. Это был серьезный шаг. Выборы на Госдуме не закончились. Нам нужно уже сегодня готовить и продвигать наших товарищей на тех выборах, которые предстоят — на муниципальном и региональном уровнях. Чтобы эффективнее противостоять либеральным идеям и отстаивать свою позицию на трехсторонних переговорах с властью и бизнесом, профсоюзам нужно быстрее и жестче идти по пути объединения и усиления. Только это даст новые аргументы на переговорах.

Там, где слышат разум, — мы должны быть разумом. Там, где слышат силу, — мы должны быть силой. 

Записал Алексей Поздняков

 

 

5.08.2015

Встреча Председателя ФНПР с Председателем Правительства РФ

29 июля Председатель ФНПР Михаил Шмаков и Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев обсудили основные направления бюджетной политики.

В ходе встречи профсоюзный лидер передал письма, содержащие позицию ФНПР по данному вопросу.

Приводим их полный текст.

 

Председателю Правительства

Российской Федерации

Д.А.Медведеву

 

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

 

В результате значительного роста инфляции, превысившей все прогнозные значения, произошло существенное снижение заработной платы наемных работников и реальных доходов населения. Кроме того, в текущем году вследствие введения платы за капитальный ремонт в многоквартирных домах, взимания налога на недвижимость по кадастровой стоимости, повышения стоимости ОСАГО увеличились обязательные платежи и налоговая нагрузка на граждан.

При этом ряд принимаемых Правительством Российской Федерации  решений ведут к дальнейшему падению уровня жизни населения.

Так, при корректировке федерального бюджета на 2015 год  Правительством Российской Федерации приняты решения об  уменьшении бюджетных ассигнований на отрасли социальной сферы, в том числе, отмена с 1 октября 2015 года индексации заработной платы работников бюджетной сферы (планировалось 5,5% при фактической инфляции в годовом исчислении 15,3%). Приостановлено выполнение указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. №597, от 1 июня 2012 г. №761 и от 28 декабря 2012 г. №1688 (далее – указы Президента Российской Федерации) в части повышения оплаты труда работников бюджетной сферы.

Согласно основным направлениям бюджетной политики на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов в нарушение действующего законодательства предполагается индексация пенсий, социальных выплат, пособий ниже фактической инфляции; предусматривается изменение методики оценки выполнения указов Президента РФ и занижение ранее установленных целевых ориентиров в части повышения к 2018 году средней заработной платы отдельных категорий работников бюджетной сферы; снижаются объемы дотаций бюджетам субъектов Российской Федерации на софинансирование реализации положений указов Президента Российской Федерации.

При этом обращаем Ваше внимание, что проект основных направлений бюджетной политики и основных характеристик федерального бюджета на 2016 год и на плановый период 2017 и 2018 годов был рассмотрен Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений (далее – РТК)  24 июля 2015 года после его одобрения Правительством Российской Федерации (в  нарушение статьи 35.1 Трудового кодекса РФ и пункта 1.5 действующего Генерального соглашения) и без участия в заседании РТК основного докладчика от Министерства финансов Российской Федерации.

Продолжающаяся  «оптимизация» учреждений бюджетной сферы, хотя и ведет к  повышению заработной платы бюджетников, но за счет увеличения нагрузки на оставшихся после сокращения работников.

В то же время Правительством Российской Федерации не принимаются меры, обеспечивающие сохранение доходов трудоспособного населения.

В частности, не реализуется норма Трудового кодекса Российской Федерации по установлению минимального размера оплаты труда (далее – МРОТ) на уровне не ниже прожиточного минимума трудоспособного населения.

В настоящее время МРОТ составляет 55% от величины прожиточного минимума трудоспособного населения.  Предлагаемое в основных направлениях бюджетной политики повышение МРОТ  с 1 октября 2016 года лишь на 7% приведет к ухудшению этого соотношения.

Под  угрозой срыва находится выполнение Программы поэтапного совершенствования системы оплаты труда в государственных (муниципальных) учреждениях на 2012-2018 годы, в части установления в 2015 году базовых окладов по профессиональным квалификационным группам работников бюджетной сферы.

Несмотря на неоднократные предложения ФНПР, размеры пособий по безработице не индексируются с 2009 года, и даже максимальный размер пособия по безработице более чем в 2 раза ниже прожиточного минимума трудоспособного населения.

По мнению российских профсоюзов, увеличение покупательной способности населения послужит стимулом для роста производства товаров и услуг первой необходимости внутри страны, основой для   роста сбережений и инвестиций, создания  прочной базы  для развития отечественного производства.

С этой целью ФНПР предлагает Правительству Российской Федерации:

довести минимальный размер оплаты труда до величины прожиточного минимума трудоспособного населения в срок до 2017 года;

сохранить действующий механизм  индексации пенсий, пособий, социальных выплат;

обеспечить безусловное выполнение указов Президента Российской Федерации в части повышения заработной платы отдельных категорий работников бюджетного сектора, не допуская искусственного занижения целевых показателей по заработной плате;

увеличить дотации федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации  на частичную компенсацию дополнительных расходов на повышение оплаты труда работников бюджетной сферы;

пересмотреть размеры пособий по безработице;

приостановить взимание налога на недвижимость физических лиц на основе её кадастровой оценки до утверждения единой и обязательной методики определения кадастровой стоимости и до стабилизации экономической ситуации в стране;

ускорить работу по установлению базовых окладов работников бюджетной сферы по профессиональным квалификационным группам в 2015 году.

Предлагаемые меры позволят снизить социальную напряженность и стабилизировать общественно-политическую ситуацию в стране.

Председатель ФНПР                              М.В. Шмаков

 

 

 

 

Председателю Правительства

Российской Федерации

Д.А.Медведеву

 

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Предложения финансового блока по формированию бюджетов государственных социальных внебюджетных фондов, изложенные в основных направлениях бюджетной политики, Федерация Независимых Профсоюзов России рассматривает как очередную попытку решить проблемы неэффективности экономики за счет понижения уровня социальной защиты работников путем изменения действующих норм и порядка обеспечения пособиями по обязательному социальному страхованию.

Игнорируя ранее достигнутые договоренности и экспертные оценки, вновь поднимается вопрос повышения пенсионного возраста. Несмотря на многократное обсуждение, эта проблема рассматривается без учета состояния системы здравоохранения, демографической ситуации и возможности трудоустройства старшего поколения.

Решение вопроса выплат пенсий работающим пенсионерам или введение соплатежей в системе обязательного социального страхования невозможно без изменения политики заработной платы и расширения программы государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи.

Реформирование системы досрочных пенсий требует решения комплекса вопросов связанных с организацией трудового процесса, внедрением новой техники и технологий, улучшением охраны труда и профилактическими мероприятиями. В 2014 году техническими инспекторами труда профсоюзов выявлено 2,8 тысячи нарушений проведения специальной оценки условий труда. Проверками были охвачены примерно тысяча предприятий в 46 субъектах Российской Федерации.

В условиях роста цен и удорожания жизни неприемлемыми являются предложения по частичной индексации пенсий и очередном изменении порядка назначения пособий по временной нетрудоспособности, следствием чего станет снижение уровня страхового обеспечения работников.

К числу факторов дестабилизации системы обязательного социального страхования и уровня социальной защиты следует отнести возвращение в государственное обязательное пенсионное страхование накопительного компонента. В условиях дефицита финансов из текущего пенсионирования отвлекается и передается в негосударственные пенсионные фонды более 1 трлн. рублей, что влияет на размеры выплачиваемых пенсий в солидарной системе, которые могли бы быть выше на 25-30%.

Федерация Независимых Профсоюзов России считает необходимым констатировать, что предлагаемые новации крайне негативно воспринимаются в трудовых коллективах, и предлагает Правительству Российской Федерации не принимать ухудшающих социальную защищенность работающих решений, учитывая, как низкий уровень страхового обеспечения практически по всем видам социального страхования, так и низкий уровень заработной платы большинства работников.

Председатель ФНПР                                М.В. Шмаков

 

 

 

 

20.02.2015

 

 

Кризис – не повод перекладывать издержки на плечи трудящихся! 

(«Труд» № 011 от  20 февраля 2015 года)

Председатель ФНПР Михаил Шмаков – о либералах, ценах и борьбе профсоюзов

Спустя год после триумфальной Олимпиады, в Сочи прошло еще одно большое и важное событие. Вновь кипели страсти – горячо обсуждались вопросы настоящего и будущего страны. Выйдет ли она победителем из нынешних внутренних проблем?

Оценить сделанное за последние годы и определить направления дальнейшей работы. С такой целью в Сочи собрались представители более чем 21 миллиона членов российских профсоюзов – на IX съезд ФНПР.

Мероприятие посетили президент РФ, члены Правительства, депутаты, представители объединений работодателей и других общественные организаций. Были  и представители зарубежных профсоюзов.

В своем обращении к участникам, Владимир Путин особо отметил «наступательную» позицию ФНПР и ее лидера в ходе переговоров в рамках РТК. «Очень важно, чтобы профсоюзы стали соавторами антикризисной программы правительства», - подчеркнул он.  Президент также заверил делегатов, что «государство и дальше будет поддерживать усилия профсоюзов в выполнении их главной задачи – защите социально-экономических прав граждан России».

Жестким выступлением, как обычно, отметился председатель ФНПР Михаил Шмаков. Он рассказал гостям и делегатам о видении профсоюзов сложившейся ситуации и путях выхода из многих проблем. Мы предлагаем наиболее яркие моменты выступления лидера профсоюзов.

О причинах нового кризиса

Время показало стратегическую правоту профсоюзов и правильность задач, которые поставил предыдущий VII съезд ФНПР. Но он проходил в ситуации, когда, казалось, кризис миновал и есть основания ожидать быстрого восстановления экономики, соответствующего роста доходов российских работников. Сегодня мы сталкиваемся с новыми, ещё более серьёзными вызовами.

Кризис, который сейчас переживаем, исключительно рукотворный – сделан руками неолибералов, засевших  в финансово-экономическом блоке правительства и в присоединившемся к нему Центробанке. Управленческие решения формируются людьми либо фатально некомпетентными в комплексных экономических вопросах, либо глубоко и искренне верующими, например, в рынок или демократические институты межстрановой конкуренции. И те, и другие – по итогам их работы, одинаковы. Именно они в погоне за наполнением казны рублями хотели девальвировать рубль (правда, ненамного), но просчитались и уронили его.

Решение (исходя из веры в либеральную экономическую теорию и советы МВФ), отпустить рубль в свободное плавание вошло в резонанс с падением цен на нефть и экономическими санкциями Запада против России, что кратно усилило разрушающее воздействие на экономику России и фактически завело страну в тупик. При этом санкции вводились как будто по наводке изнутри страны, прицельно били по самым слабым местам.

Попытки правительства России и Центрального банка выправить ситуацию сомнительны. Более того, решение Центробанка о повышении ключевой ставки лишило реальную экономику оборотных средств, ограничило доступ к кредитам под разумный процент. Можно ответственно говорить о том, что лишенные и западных, и российских кредитов предприятия будут ускоренно разоряться, а их работники пополнят армию безработных.

О «структурных преобразованиях»

Лекарство правительство (в лице первого вице-премьера Шувалова) видит в структурных преобразованиях, на которые, как он сетует, общество не готово.

Какие структурные преобразования тормозит «безмозглое общество», лишённое «здравого смысла»?!   Повышение пенсионного возраста, закрытие школ и больниц. Но это, по мнению вице-премьера, наиболее эффективно с точки зрения экономики, с точки зрения его «здравого смысла». То есть правительство предлагает продолжить экономику казино за счет народа.

Российская Федерация снова будет демонстрировать всему миру, как не надо действовать, на собственном опыте показывать пагубность либеральной экономической и финансовой политики. Хотя мировой экономический кризис 1920-1930-х годов, Великая депрессия 1929-1933 годов наглядно продемонстрировали последствия, к которым приводит в экономике либеральный подход.

Это фактически «ультралиберальный» «религиозный» фундаментализм, как и религиозный фундаментализм леворадикалов в 1917 году.

О  кризисе трудовых отношений

Необходимость вмешательства государства в макроэкономическое функционирование рыночного хозяйства очевидна, как очевидна и необходимость повторения классической экономической азбуки – про труд как фактор производства.

До начала мирового кризиса (2009-2010) профсоюзы предупреждали о кризисе системы трудовых отношений, который стал тормозом глобального развития и источником проблем.

Корневой причиной кризиса системы трудовых отношений является дефицит достойного труда. Не случайно Международная организация труда – глобальный орган социального партнерства – взяла курс на достойный труд как основу устойчивого развития.

Формируют каркас достойного труда для достижения устойчивого экономического роста – достойная заработная плата, занятость, фундаментальные права в сфере труда, социальная защита и эффективный социальный диалог.

О цене на труд

За последние 15 лет, особенно если сравнить с 90-ми годами прошлого века, произошел существенный рост реальной заработной платы. Хорошими темпами до кризиса 2009 года рос МРОТ. Однако сегодня реальная зарплата работников опять стремительно уменьшается.

Рост зарплаты, который происходил в течение последних пятнадцати лет, лишь в недавнее время приблизил ее к сопоставимым цифрам дохода работников в последние годы СССР. Но Россия, в отличие от Советского Союза, не имеет прежних общественных фондов, которые дополняли доходы работника. Например, в свободе передвижения (при низких ценах на билеты на транспорте), в возможности лечения и восстановления здоровья (бесплатная медицина и льготные путевки).

С учетом этого (чтобы догнать СССР) зарплата в современной России должна была бы расти как минимум в три раза быстрее и составлять сегодня не менее 70 тысяч. А с учетом обвала рубля – и все 100.

Сложная ситуация с зарплатами бюджетников. С одной стороны, на общих цифрах они выросли – почти в соответствии с целевыми показателями президентских указов 7 мая 2012 года. С другой – во многих регионах этот рост был обеспечен либо за счёт увольнений работников и экономии фонда оплаты труда, либо за счёт совмещения должностей, что не повышает качества работы.

Проблема доходов работника, его заработной платы тесно связана с проблемой расходов. Умалчивать о расходах – значит недоговаривать. Ведь даже если при росте зарплаты до 100 тысяч рублей, пропорционально, а то и быстрее, растут квартплата, стоимость коммуналки и электроэнергии, цены в магазинах – значит, этот рост иллюзорен. Да и где у работника эти 100 тысяч рублей зарплаты?..

К слову, дешёвый труд противоречит и постулатам рыночной экономики. Труд – ресурс; у него есть собственник (сам работник); в рыночной экономике собственник ресурса должен получать доход (возмещение издержек плюс прибыль); нет этого – труд теряет качество, собственник «банкротится», предложение труда сокращается. А труд – важнейший фактор производства, а не нагрузка на бизнес! Только в виртуальной экономике финансового «казино» труд и человек не нужны, и они только мешают!

О поборах с работников

В последние годы происходит фактическое увеличение прямых и косвенных сборов с работника. То, что раньше стоило меньше или вообще оплачивалось из общественных фондов, перекладывается на плечи гражданина.

Пример: фактическое сокращение бюджетных мест в системе высшего образования – при том, что Конституция по-прежнему говорит о возможности получить бесплатное высшее образование на конкурсной основе. Другой пример: фактические платные услуги в учреждениях здравоохранения - несмотря на имеющиеся конституционные гарантии. Сейчас звучат антикризисные предложения – сделать платным первое обращение к врачу.

Растет нагрузка на имущество, которым обладает работник. Переход на оплату недвижимого имущества по кадастровой стоимости – не сомневаюсь – серьёзно ударит по бюджету семей российских работников и по доходам предприятий. Как будут компенсированы работнику эти новые расходы? По состоянию на сегодня – никак.

О разрывах в доходах

Если оставить политкорректные экивоки, надо честно сказать: система распределения доходов и расходов в сегодняшней России откровенно несправедлива. На одном и том же предприятии разрыв в зарплатах между топ-менеджерами и работниками может достигать ста и более раз. Эти цифры учитывают только заработную плату, оставляя в стороне доходы собственника в виде дивидендов и пр. Утверждения, что 20 лет назад дело обстояло еще хуже, не оправдывают эту сегодняшнюю несправедливость!

Нужно идти по пути большей открытости в части трудовых отношений на предприятии. Недавно государством принято решение о раскрытии информации о зарплатах топ-менеджеров государственных компаний. Однако частные компании такую информацию подводят под понятие коммерческой тайны. Почему? Директора стесняются своих миллионных зарплат на предприятиях, где работники получают по 15 тысяч? Или такая разница в зарплатах и есть главный коммерческий секрет предприятия – «вы получаете так мало, потому что мы получаем так много»?

О выходе из кризиса

Что сегодня нужно делать для повышения конкурентоспособности реального сектора экономики? Очевидно - создавать во всех отраслях новые производства и высокотехнологичные рабочие места с достойной заработной платой и условиями труда. Во вторых, активно стимулировать внутренний спрос – именно такой вариант развития страны поддерживают профсоюзы России.

В периоды рецессии государство должно проводить активную политику стимулирования спроса, в том числе за счет увеличения бюджетных расходов, как это было сделано в период кризиса 2008-2009 годов. Повышение покупательной способности граждан, с одной стороны, обеспечит рост внутреннего спроса на товары и услуги, а с другой, простимулирует население к сбережениям, которые обеспечат возможность кредитования бизнеса.

Однако всё кредитование российской промышленности невозможно «повесить» исключительно на сбережения населения. Ситуация, когда предприятия могли получать «длинные» и дешевые кредиты в основном в иностранных банках, завершилась. И теперь российская банковская система должна повернуться к российской промышленности. К сожалению, на сегодня вместо поддержки экономики банки предпочитают загонять в кредитное рабство и российских граждан и российские предприятия.

Не лучше выглядит и позиция бизнеса. Необходимость модернизации производства зачастую пытаются подменить увеличением эксплуатации работников при одновременном снижении их реальных доходов. И это не случайно. Руководствуясь принципом "кому война - а кому мать родна" многие отечественные капиталисты даже кризис и внешнюю угрозу стране используют для личного обогащения. Причем одновременно воюя с профсоюзами, которые пытаются защитить права и интересы работников. Для России – это путь в никуда.

Мы остаемся верны позиции: не человек для экономики, а экономика для человека. Российская экономика сегодня оказалась без кредитов, а российский работник под ударом роста цен. Эту ситуацию нельзя исправить никакими «невидимыми руками». Мы хотим видеть твердую руку государства, которое поддерживает российское производство и российского труженика!

О поддержке трудящихся

При решении экономических проблем государство должно помнить и о поддержке трудящихся. Реструктуризация экономики обычно сопровождается ростом безработицы. Значит, нужны дополнительные программы переобучения. Нужна программа общественных работ. Необходимо пересмотреть пособие по безработице, чей максимальный размер сегодня – 4900 рублей – вызывает, мягко говоря, удивление. Нужно пересмотреть миграционную политику, оставив за миграционной службой только полицейские функции, а всю ответственность за трудовую миграцию возложить на Министерство труда.   Необходимо отложить введение налога на недвижимость на основе её кадастровой оценки. До стабилизации экономической ситуации в стране.

О борьбе за право контроля

Переориентация экономики на внутренний спрос, её реструктуризация не может проходить без серьезного общественного контроля, который со стороны работников осуществляют профсоюзы, а на уровне предприятий – первичные профорганизации. Именно те первичные профорганизации, которые сегодня защищают своих членов профсоюза, оказываются под прямым давлением со стороны работодателя. Стоит председателю профкома заикнуться о незаконных увольнениях или других нарушениях закона, как он становится на предприятии персоной «нон грата», а начальники цехов раздают работникам образцы заявлений о выходе из профсоюза.

В декабре прошлого года с такими ситуациями столкнулся Горно-металлургический профсоюз России сразу на нескольких предприятиях в Челябинской области. При этом судебная практика показывает – доказать в суде антипрофсоюзную деятельность крайне сложно. Считаю, что законодательные органы, прокуратура, судебная система в целом должны сформулировать и реализовывать на практике более жесткое отношение к подобным действиям.

О силе профсоюзов

Отдельные экономисты либерального толка считают, что сильные институты представительства работников являются «путами на ногах» экономики. Им так считать можно: они теоретики и прожектёры. Практики, которые имеют дело с конкретными проблемами людей, знают точно: успешными будут только те решения, которые идут не только от сугубо финансовых интересов, но и от людей, их нужд и потребностей.  Учитывают их мнение, позитивно отражаются на их семьях и в которых люди активно участвуют, прежде всего через профсоюзы. Иметь сбалансированный бюджет, безусловно, важно, но не в ущерб сбалансированности человеческой жизни.

Конечно, расширение прав профсоюзов должно сопровождаться повышением эффективности нашей работы. Но все свои недостатки мы видим лучше, чем даже наши заядлые критики. И в отличие от них, мы прилагаем большие усилия для укрепления нашей профсоюзной структуры, повышения ее эффективности. Символом этого являются более 20 миллионов человек, которые были и остаются членами профсоюзов и которые ежегодно вступают в российские профсоюзы, входящие в ФНПР. Их доверие – бесценно. Это кредит, который мы должны оправдать и умножить.

Вступая в будущее, нужно трезво оценивать уровень угроз и открыто говорить о том, как с ними бороться. В процессе конструктивного социального диалога можно найти оптимальные решения всех проблем экономического роста.

У нас есть все, чтобы победить спады и кризисы. И мы победим!

 

 

 

20.01.2014

О зарплате и производительности труда

Чего добились профсоюзы в 2013 году? Итоги года подводит лидер ФНПР Михаил Шмаков.

В конце прошлого года в стране произошло событие, которое, по словам премьера Медведева, непосредственно коснется 72 млн человек. После долгих и бурных дискуссий было подписано новое Генеральное соглашение между общероссийскими объединениями профсоюзов, работодателей и правительством РФ на 2014-2016 годы. О том, какое будущее ждет социально-трудовые отношения в стране и какие важные вопросы удалось решить профсоюзам в ушедшем году, рассказал председатель Федерации независимых профсоюзов России.

Документ дался нелегко. Его подписанию предшествовали большая работа и жаркие споры. Разногласий было немало. Одно из них заключалось в том, что работодатели хотели соединить два майских указа президента Владимира Путина — о росте производительности труда и о росте реальной заработной платы — в один пункт, жестко связав одно с другим. Профсоюзы выступали категорически против этого.

О генсоглашении

— В отличие от утверждения некоторых экономистов, мы убеждены: прямой зависимости роста зарплаты от роста производительности труда нет! Зарплата прежде всего определяется стоимостью жизни, а производительность труда — технологическими возможностями предприятия. Понятно, что на технологиях конца XIX века и производительность будет как в XIX веке, а если нужна производительность XXI века, то необходимы современные технологии. Поэтому повышать производительность — задача собственников производства, но привязывать ее жестко к зарплате работников, как предложили наши партнеры, неправильно.

Но это противоречие в итоге удалось разрешить. Мы предложили формулировки, которые призывают к активным действиям как работников, так и работодателей. Работодателей — в части обновления производства, работников — при ведении переговоров к требованиям по увеличению зарплаты.

Вообще цена труда на рынке сегодня настолько несбалансирована, что создает проблемы во всех секторах экономики. Это основная причина всех кризисных явлений в нашей экономике, из-за нее невозможно сбалансировать и пенсионную систему.

Проблема в том, что труд в нашей стране давно оценивается по цене ниже «себестоимости». Но если на любом рынке товар будет продаваться ниже себестоимости, то предложение этого товара сократится, его качество существенно ухудшится.

Опубликованный в сентябре прошлого года очередной доклад Секретариата Конференции ООН по торговле и развитию однозначно фиксирует: «Для реализации потенциала внутреннего спроса нужно принимать меры к увеличению покупательной способности населения, для чего требуется пересмотр взглядов на роль заработной платы в стратегиях развития». Авторы доклада напоминают: в ориентированных на экспорт стратегиях заработная плата рассматривается лишь как компонент издержек производства. Но в стратегиях, делающих ставку на внутренний спрос, она должна рассматриваться прежде всего как фактор роста экономики, как основной источник доходов населения. Именно от доходов людей зависят их расходы, являющиеся важнейшим компонентом внутреннего спроса, одной из базовых составляющих инвестиций в экономику.

Между тем, по итогам последнего обследования Росстата, существенно позитивных сдвигов в системе оплаты труда у нас не произошло. По-прежнему половину совокупного фонда оплаты труда забирают 20% работников, оплачиваемых высоко и очень высоко. В основном это топ-менеджмент и финансовый сектор.

Похожий дисбаланс прослеживается и в пенсионной реформе. Да, на 90% новый законопроект согласован, но 10% решений, принятых без учета мнения профстороны, содержат фундаментальные риски. Профсоюзы уверены, что нельзя решить проблему пенсионного обеспечения без нормальной цены труда. Ведь что такое пенсия? Это отложенная зарплата, а об этом все забывают.

Возникло разногласие по отставанию размера МРОТ от величины прожиточного минимума. Половина работников получают заработную плату ниже минимального потребительского бюджета. Напомню, что это нижняя планка простого воспроизводства низкоквалифицированной рабочей силы. Но после того, как был узаконен региональный МРОТ, Министерство финансов стало считать, что федеральный — это какая-то эфемерная величина. Это не так! Мы долго вели борьбу за региональные МРОТ, чтобы регионы, в которых стоимость жизни гораздо выше, могли устанавливать свои минимальные размеры оплаты труда. Но при этом в стране должен быть и общий МРОТ — как минимальная гарантия для любого регионального МРОТ. И он должен составлять 100% прожиточного минимума, а не 66-67%. Мы добивались, чтобы эти величины наконец сравнялись.

После долгих споров и доработки содержания мы подписали генсоглашение без протокола разногласий. Означает ли это, что теперь разрешены все спорные вопросы между профсоюзами, работодателями и государством? Нет. Как и у всей нашей жизни, у этого документа есть и недостатки. Он не решает всех проблем, потому что нельзя их все уложить в прокрустово ложе одного соглашения.

Да, некоторые положения декларативны, но по-другому нельзя, поскольку взгляд на решение ряда вопросов у сторон остается разным, некоторые противоречия остались. Но все это исходит из главного противоречия капитализма — между трудом и капиталом. Капитал хочет максимальную прибыль, а труд хочет максимальную цену за свою работу.

Но мы продолжаем вести переговоры и договариваться с нашими социальными партнерами, теперь уже в рамках действующего соглашения. Документ в итоге получился сбалансированным, и само его подписание — большой шаг вперед в дальнейшем развитии социально-трудовых отношений в стране.

О профстандартах

— По решению правительства до конца 2015 года должны быть разработаны профстандарты для 800 профессий. Для чего они нужны? Чтобы претендовать на ту или иную должность и зарплату, специалисту необходимо иметь соответствующие знания и навыки. То есть уровень его подготовки должен отвечать определенным стандартам, которые будут установлены для каждой профессии. В соответствии с этими стандартами организуется труд на каждом предприятии, становится более предметным обучение будущих специалистов в техникумах и вузах.

Необходимость введения профстандартов связана еще с тем, что серьезно меняется структура экономики, появляются новые и исчезают старые технологии. И действующие сегодня единые тарифно-квалификационные справочники теряют актуальность.

Изначально планировалось, что половина, то есть 400 профессиональных стандартов, будет подготовлена и утверждена еще в прошедшем году, и еще 400 — в наступившем, 2014-м. Но, к сожалению, в погоне за соблюдением сроков очень часто страдает качество. К тому же далеко не все разработчики стандартов, как нам кажется, сами имеют достаточную квалификацию для этой работы.

Дело в том, что процедура разработки попала под пресловутый 94-й Федеральный закон, по которому министерство должно было объявить конкурс среди возможных организаций на выполнение государственного заказа. Победители торгов, как правило, определяются по наименьшей сумме, предложенной за выполнение заказа. Но уровень компетентности таких экспертов может оставлять желать лучшего. Поэтому ситуация с разработкой и утверждением новых профессиональных стандартов сегодня вызывает большое опасение как у профсоюзов, так и у объединения работодателей.

Этой проблеме даже было посвящено специальное совещание, которое провел президент Владимир Путин. И представители бизнеса, и мы как представители профсоюзов поставили вопрос о том, что не надо гнаться за количеством в ущерб качеству. Это очень важная и ответственная работа, которая будет десятки лет влиять на подготовку специалистов, на тарификацию тех или иных работ, на заработную плату специалистов. И профстандарты должны разрабатывать именно специалисты в определенной области производства, обладающие знаниями, а не просто те, кто смог, применяя различные способы, выиграть конкурсы.

По итогам совещания было решено ужесточить требования к командам разработчиков стандартов и повысить контроль над результатом их работы. Для этого создана независимая комиссия, которая, не снижая темпов разработки профстандартов, будет оценивать их соответствие современным технологиям. И только после одобрения экспертной комиссии новые стандарты будут закрепляться в нормативных документах (и оплачиваться их разработка!).

О пенсиях

— В конце года Госдума приняла пакет законопроектов по пенсионной реформе, в разработке которых принимала участие и профсоюзная сторона. Защита пенсионных прав работников — один из приоритетов деятельности ФНПР. Да, государство из года в год повышает пенсию. Но ее средний уровень еще далек от критериев достойной жизни. Политика сдерживания роста зарплаты препятствует наполнению пенсионной системы. Эта политика лишает работников возможности участвовать в формировании добровольных пенсионных накоплений. Низкая зарплата ведет к социальному иждивенчеству и полной зависимости от государства.

Сегодня пенсионная реформа направлена прежде всего на развитие принципов обязательного социального страхования пенсионного обеспечения и поэтому встречает понимание профсоюзов. Предложения ФНПР приняты правительством либо полностью, либо частично. Это касается прежде всего коэффициента замещения утраченного заработка работника, выходящего на пенсию. В результате планируемых перемен этот коэффициент должен быть не менее 40%, что соответствует международным нормам. Мы добивались этого долгие годы. Профсоюзы также выступали за вывод накопительного элемента пенсионного страхования из обязательного в добровольный. По мнению наших экспертов, этот переход будет способствовать устойчивости пенсионной системы.

За последние годы ФНПР добилась возвращения системы социальной защиты работника на страховые рельсы, введения страховых взносов вместо единого социального налога.

Однако процесс перехода сложен. Мы сталкиваемся с изъятием из законодательства права работающих на страхование от безработицы, на санаторно-курортное лечение и оздоровление, оплату детских путевок на отдых за счет средств социального страхования. Снижаются реальные размеры выплат и пособий по временной нетрудоспособности и материнству. Нужно восстановить влияние профсоюзов в системе социального страхования. Это относится к обновлению деятельности и комиссий по социальному страхованию, и пенсионных комиссий. Кроме того, должна быть повышена эффективность профсоюзного контроля за полнотой выплаты предприятиями взносов в страховые системы, своевременностью и качеством предоставляемых членам профсоюзов социальных услуг.

Принятие пенсионного закона Госдумой и одобрение Советом Федерации — большое завоевание. Но это только начало, потому что в процессе реализации будет много разных нюансов, и нам нужно сконцентрироваться, чтобы люди почувствовали результаты реформ, чтобы пенсия действительно стала достойной, связанной с трудовым вкладом каждого человека и социально справедливой.

Об укреплении профсоюзов

— Осенью прошедшего года в Федерации независимых профсоюзов России произошло важное событие. Мы провели VIII внеочередной съезд, где приняли новую редакцию Устава федерации. Объясню, для чего.

Достижения ФНПР за прошедшие 23 года существования были осуществлены за счет настойчивости и самоотверженности многих профсоюзных лидеров, которые, не обладая большим забастовочным или финансовым ресурсом, за счет личных усилий добивались реальных результатов для членов профсоюза. Такая модель работы могла до известного времени приносить успехи. Однако за эти годы сильно изменились наши социальные партнеры, изменился качественный состав работников, что требует от профсоюзного движения страны повышения эффективности его работы.

Чем дальше, тем больше нынешние работодатели используют в работе властную и технологическую вертикаль, выстраивают вертикально интегрированные компании. Вопросы трансфертов из федерального бюджета в регионы решаются также в центре. Это же относится и к наиболее важным обязательствам коллективных договоров. В этих условиях заявлять, что все вопросы решает «первичка», значит сбрасывать ответственность на наиболее незащищенную часть профсоюзной структуры.

В этой связи съезд ФНПР постановил принять отдельную главу в Устав ФНПР, которая бы описывала единые правила работы для всех территориальных профсоюзных объединений. Фактически эта глава представляет собой типовой устав территориального объединения организаций профсоюзов, который включен целиком в Устав ФНПР. Реальное профсоюзное единство и реальные демократические нормы в состоянии дать новый импульс профсоюзному движению России, а значит, и в разы повысить эффективность защитной функции профсоюзов как в центре, так и на местах. Ведь чтобы адекватно противостоять наступлению на права трудящихся в условиях, определенных нестабильной макроэкономической ситуацией и глобальным наступлением капитала на права трудящихся, профсоюзам нужна высокая организованность и солидарность действий.

 

Газета «Труд» № 3 (26778) от 15 января 

 

 

29.10.2013

VIII (внеочередной) съезд ФНПР

 

 

 

29 октября в Санкт-Петербурге состоялся VIII (внеочередной) съезд ФНПР. Из 338 избранных на съезд делегатов в работе форума принимало участие 323 делегата. С докладом «О ходе выполнения решений VII съезда Федерации Независимых Профсоюзов России и задачах ФНПР на период до 2016 года» выступил Председатель ФНПР М.В. Шмаков.

Лидер ФНПР отметил, что на основе принятой VII съездом ФНПР Программы «Достойный труд – основа благосостояния человека и развития страны» профсоюзы разработали предложения по системе стандартов достойного труда в РФ.

Активная позиция ФНПР ставила заслон принятию многих властных решений, способных повлечь ущемление трудовых прав и законных интересов трудящихся. В частности, удалось не допустить изменения концепции Трудового Кодекса РФ, принятия нормативных правовых актов, снижающих существующий уровень социальных гарантий.

 

Подробнее…

 

Департамент общественных связей ФНПР

Доклад Председателя ФНПР М.В. Шмакова

на заседании Генерального Совета ФНПР

21 ноября 2012 года 

 

О действиях профсоюзов в текущих условиях на рынке труда и о позиции профсоюзов по реформированию пенсионной системы

 

Уважаемые товарищи, члены Генсовета,

уважаемые приглашённые.

Сегодня мы вновь обращаемся к проблемам российского рынка труда и к уточнению наших действий в связи с теми или иными шагами наших социальных партнёров (пока ещё – партнёров).

Обращаю ваше внимание, что формулировка вопроса делает акцент не как прежде на ситуации на рынке труда, а именно на условиях на рынке труда, на той обстановке, в которой российский рынок труда функционирует, как составная часть мирового.

Главная характеристика текущего момента – развитие глобального наступления на права работников и вытеснение профсоюзов и государства из сферы регулирования социально-трудовых отношений.

А что такое вытеснение профсоюзов из сферы регулирования социально-трудовых отношений? Да просто ликвидация профсоюзов как института коллективной самозащиты работниками своих прав.

В решении этой задачи российский бизнес, который быстро усвоил методы транснациональных хищников, находится в авангарде мирового капитала.

Уважаемые коллеги! У вас на руках имеются материалы, подготовленные Российским союзом промышленников и предпринимателей, к вопросу «О концепции обновления трудового законодательства Российской Федерации». Там открыто говорится о необходимости устранения помех в процессе усиления эксплуатации наёмных работников, и словесные покровы про «инновационную экономику» или «всеобщее благо» не скрывают наготы этого замысла.

Причём попытки смухлевать начинаются прямо с первого абзаца, где сказано, что якобы целью Трудового кодекса 2002 года был переход от советского трудового законодательства к новому, которое бы адекватно отвечало на запросы рыночных отношений и позволило бы учесть специфику многоукладной экономики.

«Э-э-э, нет, Пётр Иванович!..» - сказал бы на это персонаж гоголевского «Ревизора». Достаточно открыть Трудовой кодекс, чтобы увидеть, что целями трудового законодательства являются

  • установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан,
  • создание благоприятных условий труда,
  • защита прав и интересов работников и работодателей.

Гарантий – именно государственных! Все ветви власти (на основе разделения на которые, по Конституции Российской Федерации, в стране осуществляется государственная власть) должны гарантировать соблюдение трудовых прав и свобод граждан. И если ветви власти не работают или работают плохо, то зачем нужно такое государство гражданам? Тогда приходят революционные матросы и говорят, что караул устал…

На гарантии трудовых прав работников направлены и международные трудовые нормы, апеллирование к которым практикуется у нас по поводу и без и соответствие которым вроде бы отнесено к положительным моментам Кодекса. Фундаментальным принципом трудового права с момента его возникновения была именно повышенная защита прав работника – как самого уязвимого участника трудового договора.

Далее (по тексту материалов) Трудовой кодекс почему-то вдруг становится промежуточным, на какой-то переходный период, хотя к 2002 году «переход» был завершён и следовало уже осваиваться на новом месте.

Хотя почему «вдруг»? Там прямо написано, что в советское время сложился довольно высокий уровень правовой защищённости и гарантий трудовых прав работников, они обеспечивались ранее государством, но поскольку труд сегодня используется не только в государственном секторе, а преимущественно в частном, и государство частника не дотирует, то частник обеспечивать права и гарантии работников не хочет, считает, что их надо подвергнуть ревизии (а они, с точки зрения бизнеса, почти все избыточные!) – и отменить.

Сегодня культивируется идея о том, что работник должен непосредственно договариваться с работодателем (один на один) – под лозунгом расширения свободы действий работников и работодателей в трудовых отношениях, «возвращения трудовому договору его договорной сущности». (Это почти как «экономика должна быть экономной»).

Но история показала, что двухсубъектная система взаимодействия работников и работодателей для разрешения противоречий их интересов – не устойчива и неравновесна.

Именно с рождением профсоюзов и впоследствии с включением государства (как полноправного субъекта регулирования социально-трудовых отношений) возникает трёхсубъектная система, которая обеспечивает более устойчивый баланс интересов и большую устойчивость самого взаимодействия.

Трёхсубъектная, трёхопорная система – это самый устойчивый фундамент, который выдержит практически любую конструкцию. А нас толкают к двухсубъектной, неустойчивой и неравновесной. И почему – тоже понятно, ничего личного, только бизнес. Причём по классике. Позволю себе обширную цитату:

«При всякой спекуляции с акциями каждый знает, что гроза когда-нибудь да грянет, но каждый надеется, что она разразится над головой его ближнего уже после того, как ему самому удастся собрать золотой дождь и укрыть его в безопасном месте. После нас хоть потоп – вот лозунг всякого капиталиста и всякой капиталистической нации

«В общем и целом это и не зависит от доброй или злой воли отдельного капиталиста. При свободной конкуренции имманентные законы капиталистического производства действуют в отношении отдельного капиталиста как внешний принудительный закон.»

«Поэтому капитал беспощаден по отношению к здоровью и жизни рабочего всюду, где общество не принуждает его к другому отношению».

(Карл Маркс. «Капитал». Книга 1, глава 8 «Рабочий день», раздел 5 «...Принудительные законы об удлинении рабочего дня с середины XIV до конца XVII столетия»)

Кто может сказать, что эти слова, написанные полтора столетия назад, утратили актуальность?!..

А настойчивые попытки узаконить в нашей стране так называемый заёмный труд?! Не что иное, как очередной переход – но теперь уже к торговле людьми. И это подаётся в материалах РСПП как несомненное благо и новый подход. Наверное, в том смысле, что новое – это хорошо забытое старое.

Вокруг позиции профсоюзов в отношении заёмного труда много спекуляций. Но мы не имеем в виду, например, клиринговые компании, где трудовые отношения двусторонние. Заёмный труд – там, где трёхсторонние трудовые отношения, когда функция работодателя расщепляется между формальным работодателем – кадровым агентством (иногда встречается его другое название – провайдер) и работодателем–фактическим пользователем (по-другому – реципиент). Сама терминология: провайдер, реципиент – не скрывает, кто тут донор.

Заёмным трудом доят не только работников. Бюджет им тоже можно подоить, если заёмным работникам на бумаге показывать одну зарплату, по факту платить – вдвое-втрое меньшую, а разницу «оптимизировать» между провайдером и реципиентом. И вообще по такой схеме менеджер с предприятия и кадровое агентство могут эффективно «соптимизировать» (или, как говорят в народе, скоммуниздить) финансы у любого собственника. Об этом можно не догадываться, только если смотреть на заёмный труд широко закрытыми глазами.

Про повышение производительности труда при технологиях заемного труда – враньё: в производстве единицы продукции по-прежнему участвует то же количество работников (если не большее).

Про создание новых рабочих мест в «принципиально новом секторе экономики» тоже враньё: это вымышленный, виртуальный сектор экономики, в реальном имеем не создание рабочих мест, а их уничтожение.

И, наконец, там, где заёмный труд, – там не может быть профсоюзов. А далее простая цепочка: вытеснение профсоюзов – переход к двухсубъектной системе взаимодействия работников и работодателей, неустойчивой и неравновесной – сведение к нулю защиты работников – угроза внутренней социальной стабильности – угроза стратегическим интересам России – и установление фактического экономического рабства. И всё потому – что «после нас – хоть потоп».

Поэтому пропаганда и продвижение заёмного труда в нашей стране – индикатор социальной безответственности, а если называть вещи своими именами, то почти государственная измена, или «оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности»[1] в отношении Российской Федерации.

Стратегический интерес России сегодня – БЫТЬ, в тех же пределах, суверенной, и самостоятельно распоряжаться своими ресурсами.

Условие реализации этого – внутренняя устойчивость, стабильность.

Механизм реализации (механизм достижения внутренней устойчивости) – реальное социальное партнёрство в сфере труда, которое обеспечивает устойчивое и сбалансированное развитие системы трудовых отношений.

Представляется, что социально ответственное государство, желающее сохранить суверенитет страны, должно не со стороны наблюдать за тем, как один за другим идут погромы в профсоюзных организациях, а поощрять организацию работников в профсоюзы, вносить изменения в законодательство с тем, чтобы больше наёмных работников вступали в профсоюзы и участвовали в подлинных коллективных переговорах.

Как совершенно справедливо отмечается в материалах РСПП, Трудовой кодекс «является результатом компромисса, его содержание наряду с большим количеством положительных черт имеет и отрицательные». Только представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, у нас с РСПП – разные.

Бизнес видит, что отношение к работнику как к расходному материалу – затруднено, и тем огорчается.

Мы видим, что механизмы реализации защитных функций профсоюзов не всегда чётко определены и оптимально действуют.

Я имею в виду прежде всего процедуру объявления и проведения забастовки и гарантии профсоюзным активистам.

Мы не забыли наши предложения по совершенствованию трудового законодательства – во-первых, сократить до нуля срок дозабастовочных примирительных процедур и проводить их уже во время забастовки, когда производство остановлено и трудящиеся сколько угодно могут вести переговоры с работодателем; во-вторых, забастовки солидарности, принципиально вымарываемые и работодателями, и представителями власти.

Мы помним, как под давлением работодателей Конституционный суд совершил громадную ошибку: втихаря, за спиной трёхсторонней комиссии, за спиной стороны профсоюзов, объявил не соответствующими Конституции России гарантии работникам, входящим в состав выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций и не освобождённых от основной работы. Это политическая ошибка, и её надо исправлять.

Одно дело – взаимодействие с бизнесом, понимающим значение решений общих задач, удовлетворяющих обе стороны, и желающим найти совместно эти решения. (У нас есть такие бизнесмены, но, к сожалению, их не большинство...) И совсем другое дело – отношения с бизнесом, сознательно преступающим нормы закона и морали, уклоняющимся в сфере труда (а зачастую не только) даже от разговора (обсуждения) о проблемах работников, нарушающим их законные трудовые права, в том числе право на объединение в профессиональные союзы. Средствами одного лишь словесного убеждения на подобный тип предпринимателей воздействовать невозможно. Адекватное законодательное регулирование поведения работников и работодателей при проведении стачек, забастовок и других протестных действий позволяет избежать ненужных эксцессов с той и другой стороны.

Главный показатель социальной ответственности бизнеса – его включённость в систему социального партнёрства в сфере труда на всех уровнях (локальном, территориальном, региональном, федеральном), что означает и членство в объединениях работодателей, и выполнение достигнутых договорённостей, договоров и соглашений.

Остальное: скамейки покрасить, бабушку через дорогу перевести или благотворительный фонд учредить – это факультатив. Тем более не секрет, что такая деятельность нередко носит формальный характер и сводится к составлению «социальной» отчётности для поддержания имиджа перед лицом иностранных партнёров.

Вызывает недоумение предложение исключить из Кодекса возможность так называемого «принудительного» распространения соглашений на работодателей.

Господа работодатели, вы определитесь как-нибудь! Не надо заводить рака за камень. Если для вас социальное партнёрство – обременение, повинность, тогда не называйте себя социально ответственными. Социально ответственный бизнес – по определению – должен быть в системе социального партнёрства и участвовать в выработке положений договоров и соглашений. Теми, кто не в объединениях работодателей, не присоединяется к соглашениям, должна заниматься Федеральная антимонопольная служба, ибо, сокращая расходы на оплату труда и социальные гарантии работникам, они используют методы недобросовестной конкуренции.

Страшилки типа «инвестиции отсюда уйдут» – оставьте кому-нибудь понаивнее: одни уйдут – другие придут, промышленная целина с огромными природными ресурсами никогда без внимания не останется.

Инвесторы сюда не только шли, идут, но и будут идти, и играть будут по тем правилам, условиям, которые предъявят им общество и государство.

Власть предержащим тоже есть над чем подумать.

Тот факт, что сегодня практически полностью игнорируют систему социального партнёрства иностранные компании, работающие на территории России, и российские организации с иностранным капиталом, говорит о том, что власть позволяет им пренебрегать интересами собственных граждан и помыкать собой. А сравнительно недавно мы их ставили в пример отечественным предпринимателям: когда иностранец заводил здесь бизнес, он первым делом вступал в переговоры с организациями работников, так, как это заведено у него на родине. Но увидев, как обращается российский бизнес с гражданами России, тоже стал вести себя, как оккупант.

А перманентный передел собственности? Сам чёрт не разберёт где что кому принадлежит, особенно если актив из-за бездарных или вороватых менеджеров становится проблемным. Не пора ли провести инвентаризацию? Установить, «чей туфля» и кто развалил часовню четырнадцатого века… И принять ряд необходимых решений:

- об отмене возврата налога на добавленную стоимость экспортёрам;

- о введении 50 %-ного налога на перечисление средств офшорным компаниям;

- о запрете толлинга, то есть переработки сырья, принадлежащего иностранной компании, с последующим вывозом готовой продукции за рубеж.

Реализация этих и ряда других мер даст бюджету средства, существенно превышающие текущие нефтегазовые доходы.

Готовятся предложения по изменению законодательства Российской Федерации в части создания в организациях производственных советов и определения их полномочий во исполнение указа Президента Российской Федерации[2]. Положение Указа Президента Российской Федерации чётко нацелено на расширение участия работников в управлении организациями.

По нашему мнению, в основе расширения участия работников в управлении организацией может лежать законодательно закреплённое право для работников на диалог с исполнительным органом организации через проведение на регулярной основе производственных совещаний с обязательным участием руководителя организации, специалистов, работников организации (или их представителей). Регулярное проведение производственного совещания должно быть обязательным для работодателя. Как нам представляется, производственное совещание предполагает отчёт исполнительного органа об итогах деятельности организации за период, прошедший после последнего совещания (собрания); информацию исполнительного органа о краткосрочных и долгосрочных планах деятельности организации, планируемых реорганизациях и других изменениях. Это, подчёркиваю, наши представления о том, как можно расширить возможности участия работников в управлении организацией.

Однако то, как развивается выполнение поручения президента, показывает попытку заменить профсоюзы производственными советами.

В этих условиях считаю необходимым поднимать роль профсоюзов в повышении социальной ответственности бизнеса; продвигать идеологию социального государства, ответственного партнёрства в практической политике – действовать на укрепление социальной связности общества; консолидировать позицию профсоюзов в представлении интересов и приоритетов работников перед органами власти и государственного управления.

В настоящее время по инициативе правительства идёт подготовка федерального закона о передаче органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации ряда полномочий федеральных органов исполнительной власти, в том числе полномочия в сфере федерального надзора за соблюдением трудового законодательства.

Вместе с тем проводимые проверки показывают, что нередко региональные и местные органы власти и их должностные лица либо сами непосредственно виновны в выявляемых нарушениях федерального законодательства (в частности, по вопросам оплаты труда и охраны труда), либо покрывают такие нарушения и правонарушителей, причём не бескорыстно, а уголовные дела втихаря прекращают.

Беспристрастное осуществление надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде региональными органами власти невозможно, например, в отношении организаций федерального подчинения, а также организаций, осуществляющих экстерриториальный принцип деятельности (это организации транспорта железнодорожного, воздушного, водного, трубопроводного и др.).

В случае соподчинённости инспекций труда и других органов исполнительной власти субъекта Федерации возникает реальная угроза конфликта интересов, воздействия на инспекторов с целью освобождения от ответственности руководителей региональных и муниципальных учреждений и предприятий.

Аналогичные риски могут возникнуть также при осуществлении надзора за соблюдением порядка расследования несчастных случаев на производстве.

Кроме того, вместо предоставления индивидуальных субвенций субъекту Российской Федерации на осуществление каждого делегируемого полномочия законопроектом предполагается единая субвенция из федерального бюджета на исполнение полномочий и право самостоятельно определять приоритетность направлений её использования. В числе показателей эффективности деятельности региональных органов власти показатели, связанные с трудовыми отношениями, представлены крайне недостаточно. Показателей по охране труда, по производственному травматизму – нет вообще! Кто в регионах будет направлять часть этих субвенций на то, чтобы развивать инспекции труда? Никто. Легко спрогнозировать, что надзор за соблюдением трудового законодательства в регионах уйдёт на периферию интересов региональной власти, что в свою очередь может спровоцировать рост социальной напряжённости в регионе.

Федерация Независимых Профсоюзов России выразила категорическое несогласие с передачей органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации федерального полномочия в сфере надзора за соблюдением трудового законодательства. Более того, мы считаем необходимым усилить надзорные полномочия Роструда и его территориальных органов, подчинив его непосредственно Правительству Российской Федерации.

В целом вызывает удивление позиция новорождённого Министерства труда, которое этот законопроект согласовало. Зачем ему сужать сферу своего влияния – непонятно. Как непонятно и то, почему подготовленный министерством проект государственной программы «Содействие занятости населения» не содержит мер, стимулирующих создание рабочих мест (за исключением рабочих мест для инвалидов). Программа ведь государственная, а не ведомственная! Зато в ней много мероприятий (практически треть!) по привлечению иностранной рабочей силы. Извините, но занятости какого населения планируется содействовать?!

Или у нас всё в порядке с занятостью россиян?

Не совсем.

Показатель безработицы по регионам страны имеет существенные различия.

Оценка занятости завышается за счёт расширения возрастных границ, а также за счёт включения в число занятых: числящихся работающими (занятых хотя бы 1 час в неделю); работающих в личном подсобном хозяйстве; рыболовов, грибников, охотников, промышляющих для самообеспечения и продажи излишков. Они считаются занятыми!

В период кризиса проблема бедствующих моногородов стала масштабной. Не исключено, что она ещё более обострится и после присоединения к ВТО, и в результате развивающихся в мировой экономике процессов, включая изменение спроса на продукцию соответствующих градообразующих предприятий. Самое коварное во всех процессах в глобальной экономике – то, что почти невозможно предсказать, где появятся новые сложности и угрозы, или, говоря иначе, новые сложности и угрозы могут появиться где угодно.

Федеральным центром зарезервированы средства на реализацию мер в монопрофильных населённых пунктах. Что мешает решению задач? Разобщённость – и межведомственная, и между различными уровнями власти.

Эта разобщённость ведёт к системным ошибкам, которые не позволяют сводить противоречия в обществе к балансу интересов и более-менее эффективно развиваться хоть в каком-нибудь направлении. Принимаемые решения бывают похожими на издевательство над здравым смыслом.

Уважаемые товарищи, к сожалению, есть значительные претензии к тому, как исполняются наши с вами коллегиальные решения.

Диверсификация экономики моногородов и модернизация градообразующих предприятий, развитие национальной системы компетенций и квалификаций и разработка профессиональных стандартов, региональные программы содействия занятости населения – всё связано с рынком труда, и по всем этим направлениям принимались решения о действиях профсоюзов.

Однако на вопрос «Что там у вас?» - мы, бывает, получаем ответ: «Впервые слышу». И люди на предприятиях не информированы о том, что происходит.

Программы содействия занятости населения, например, с этого года финансируются из бюджета регионов. Содержание этих программ, их финансирование – всё должно быть вам известно, как минимум, после рассмотрения в региональных трёхсторонних комиссиях. Поэтому когда мы получаем ответ о том, что вы направили запрос (по нашему запросу!) в региональный орган власти о наличии в регионе такой программы, - литературных слов не хватает.

Собственный, профсоюзный мониторинг социально-экономической ситуации системно ведут единицы. Отмечу: Приволжский федеральный округ (и работу объединений профсоюзов, и работу секретаря ФНПР в округе); Федерацию профсоюзов Приморского края, Московскую Федерацию профсоюзов, Новгородское областное объединение организаций профсоюзов.

Аналитики из Аппарата ФНПР (при наличии информационной паутины, блогов и форумов), конечно, найдут сведения о том, что происходит у вас на местах. Но разве вам это не интересно?

Данные нашего мониторинга говорят о недостаточности финансирования субъектами Российской Федерации программ содействия занятости населения, особенно в тех регионах, где сохраняется высокий уровень безработицы и расположены города с моноэкономической структурой. Наблюдается ухудшение возможностей доступа граждан к государственным услугам. Идёт объединение центров занятости, сокращение и снижение качества предоставляемых услуг. Вакансии в службах занятости не соответствует потребностям соискателей: предлагается труд неквалифицированный, уровень оплаты труда – низкий (ниже регионального прожиточного минимума). В результате передачи полномочий произошло сокращение количества участников мероприятий. Профессиональное обучение, переобучение, повышение квалификации безработных граждан, стажировка выпускников сократились в разы. Активная политика занятости населения стала носить формальный характер, особенно в дотационных регионах.

Можно было это предотвратить? Можно. Мы для этого и запрашиваем у вас информацию, чтобы понять: чем помочь, что наладить, кого отстроить…

В Генеральном соглашении пункт про обобщение опыта работы региональных трёхсторонних комиссий – тоже не для галочки, а для того, чтобы вам помочь, при необходимости привести в чувство региональную власть, если она не понимает роль трёхстороннего взаимодействия в регулировании социально-трудовых отношений.

Уважаемые коллеги! Трудовые и посттрудовые отношения тесно связаны: условия (правила) на рынке труда включают и условия формирования пенсионных прав граждан.

Пенсионная система представляет собой сложный организм, объединяющий экономические, социальные и правовые институты, призванные решать вопросы обеспечения защищённости различных слоёв населения, поэтому к её реформированию приступили в числе первых, ещё в 1990 году. Началом служило принятие Закона РСФСР «О государственных пенсиях в Российской Федерации» № 340 и образование самостоятельного финансово-кредитного учреждения «Пенсионный фонд РФ».

Характерной особенностью начинающейся реформы была её направленность на внедрение в пенсионное дело страховых принципов, которые декларировались как основа формирования новой системы социальной защиты наёмных работников.

Последующий спад экономики, разрыв хозяйственных связей подтвердили своевременность и правильность этих шагов. Целевые средства Пенсионного фонда РФ позволили смягчить вхождение пенсионеров в новый жизненный уклад, а пенсионная система начала искать пути встраивания в реалии рыночной экономики и в новые социально-трудовые отношения. Очень скоро стало ясно, что основным «недостатком» нового закона является его «чрезмерная» социальная направленность, которая предусматривала:

- распространение льготных списков на новые категории работников, в результате чего в 1992-93 гг. число ранних пенсионеров по сравнению с 1991 г. увеличилось почти на 30 процентов;

- введение выплаты полного размера пенсии всем работающим пенсионерам.

Расширение объёма социальных обязательств на фоне резкого ухудшения макроэкономической ситуации стало началом пенсионного кризиса. Пенсии обесценивались, средний их размер опустился ниже прожиточного уровня. Требовалось срочное повышение уровня пенсий, которые Пенсионный фонд обеспечить уже не мог. Неверная оценка властью макроэкономической и социальной ситуации в скором времени привела к тому, что кризис принял откровенно хронический характер. Экспертные оценки того времени показывали, что даже при реализации самых благоприятных экономических прогнозов средний уровень реальных пенсий не мог достичь показателя более 130 процентов прожиточного минимума пенсионера. Это означало, что задача поддержания уровня жизни пенсионеров и организации защиты работника в старости требовала изменения действовавшей пенсионной системы и, соответственно, новых системных решений, адекватных рыночным отношениям.

Такая попытка была предпринята Концепцией 1995 года, которая ставила целью обеспечение конституционного права граждан на пенсионное обеспечение на основе развития государственного пенсионного страхования, финансовой стабильности, оптимизации условий предоставления и размеров пенсий, совершенствования управления пенсионной системой. В числе необходимых мероприятий Концепция предлагала:

- исключение из государственной страховой системы всех видов льготных пенсий;

- разработку и реализацию программ, стимулирующих более поздний выход на пенсию по старости;

- поэтапное вовлечение работников в процесс уплаты страховых взносов в пенсионную систему, синхронизированный с темпами роста заработной платы.

Результатом реформы должно было стать построение трехуровневой пенсионной системы, состоящей из:

базовой – предоставляющей всем гражданам пенсионное обеспечение в фиксированном размере, равном прожиточному минимуму;

трудовой (страховой) – предоставляющей пенсии на условиях соответствия их размера объёму участия в социальном страховании, т.е. продолжительности периода страхования (работы) и величины внесённого взноса;

дополнительной – на основе корпоративного (договорного) и (или) личного добровольного участия работника в пенсионных схемах, предлагаемых негосударственной пенсионной системой.

Подробный анализ концепции 1995 года необходим сегодня потому, что в ней была предпринята попытка именно системного осмысления проблем пенсионного обеспечения как старого, так и нового поколений и предлагались долгосрочные системные решения.

Не комментируя её положения, хочу напомнить, что профсоюзами не все позиции концепции воспринимались однозначно и, главное, её идеи не имели достаточно проработанного механизма реализации. Не удивительно, что большинство из предложений не получили практического воплощения, хотя многие из них до настоящего времени сохраняют актуальность.

Последующие попытки реформирования пенсионной системы (1998г., 2001г.) таких широких социально-ориентированных и модернизационных задач перед собой уже не ставили и ограничивались либо внедрением новых, либо реконструкцией действующих отдельных элементов.

Меняется и идеология.

Позиция обеспечения достойной старости постепенно трансформируется в задачу обеспечения финансовой стабильности (т.е. цель заменяется способом), апофеозом которой может стать появившийся недавно в употреблении термин «приемлемый уровень» пенсионного обеспечения.

Несмотря на декларируемые принципы пенсионного страхования, они не только не развиваются, но на десять лет исключаются из практики организации пенсионного обеспечения и заменяются налоговыми механизмами, вместе с ними утрачивается возможность реального соотнесения трудового вклада (через оплату труда) и периода трудовой деятельности.

Предпринимаются вялые попытки урегулирования проблемы досрочных пенсий. Предложенный в 2001 г. механизм, по мнению работодателей, был слишком затратный, а по нашему мнению, социально неэффективный, т.к. не обеспечивал возможности прекращения труда на работах, связанных с повышенной вредностью при сохранении дохода, обеспечивающего жизнь семье работника хотя бы на минимальном уровне.

Предложения о поэтапном включении работника в число субъектов формирования финансовой составляющей пенсионной системы фактически блокируются властью, ибо по-иному государственную политику замораживания заработной платы трудно оценить. Понятно, что профсоюзы также не поддержали эти предложения, считая, что они должны быть подкреплены реальными действиями по реформированию заработной платы, а темпы её роста синхронизированы с финансовыми проблемами пенсионной системы. Кроме того, в условиях замены общественно-страховой системы на фискальную, что произошло с момента введения ЕСН, возникла необходимость не только финансового, но и правового регулирования этого вопроса.

В условиях назревания нового кризиса панацеей решения финансовых проблем в пенсионной системе провозглашается необходимость перехода к накопительным схемам. По замыслу авторов, их внедрение не только стабилизирует финансовое положение собственно пенсионной системы, гарантирует счастливую старость завтрашним пенсионерам, но и создаст так называемые «длинные деньги» для развития отечественной экономики, снизит нагрузку на работодателя, стимулирует интерес каждого работника к формированию собственного пояса социальной защиты в старости.

Кем оплачиваются рекламные площади (целые полосы!) в самых дорогих газетах, где призывают вступать в накопительные системы? Негосударственными пенсионными фондами. Лёня Голубков и даже Мавроди – невинные дети по сравнению с ними! Негосударственные пенсионные фонды заставляют государство собирать деньги с граждан, бесплатно получают эти «длинные деньги» в коммерческое использование, а когда всё лопнет, отвечать за это будет государство, потому что за десять – двадцать – тридцать – сорок лет от этих фондов и следа не останется, что практика уже показала.

Понятно, что эти предложения не остались без внимания и оценки ФНПР, которая в целом позитивно отнеслась к идее дополнительного пенсионного обеспечения, но при обсуждении новой Программы, в том числе в рамках Национального совета по пенсионной реформе, предупредила, что внедрение накопительного элемента возможно только при условии обеспечения более высокого уровня заработной платы на базе устойчивого роста промышленного производства и всей экономики страны.

Свою позицию мы неоднократно излагали на многочисленных встречах, «круглых столах», заседаниях Правительства и РТК, в Государственной Думе ФС РФ, в средствах массовой информации. Эта позиция всё время была начертана на наших лозунгах при коллективных действиях.

Суть наших оценок и предложений сводилась к следующему:

- пенсионной реформе должна предшествовать реформа заработной платы;

- пенсии должны соотноситься с трудовым вкладом;

- коэффициент замещения средних страховых пенсий необходимо поднять до международного уровня (не менее 40 процентов среднего заработка работника);

- установить уровень замещения заработной платы по каждой составляющей трёхуровневой пенсионной системы (базовой, страховой, накопительной);

- при введении накопительного элемента:

  • создать надежный механизм контроля за деятельностью субъектов финансово-кредитных схем (фондов, банков, управляющих кампаний), привлечённых к управлению средствами накопительной системы, обеспечить актуарную оценку предлагаемых финансовых проектов;
  • обеспечить соблюдение баланса интересов поколений.

Настаивая на этих предложениях, мы не только предупреждали о необходимости более тщательной проработки механизмов пенсионной реформы, задолго до её начала, но и пытались конструктивно регулировать ход её проведения.

К сожалению, воспользовавшись в очередной раз формулировкой «с учётом мнения профсоюзов», правительство в конце 2001 года провело пакет нормативных актов, регламентирующий основные правила функционирования пенсионной системы. Каковы же результаты этих действий? По единодушному мнению специалистов, введение единого социального налога, регрессивной шкалы, сокращение в 2005 году размера отчислений на пенсионное обеспечение с 28 до 20 процентов от фонда оплаты труда существенно подорвало финансовую устойчивость пенсионной системы. За годы пенсионной реформы с 2002 по 2008 годы осредненный коэффициент замещения пенсией утраченной заработной платы снизился с 34 до 26 процентов. Покупательная способность пенсии обесценилась почти на треть по отношению к среднемесячному заработку.

Переход к налоговому механизму сбора страховых средств привёл к смешению различных по природе экономических категорий и финансовых механизмов (налогового и страхового), что затормозило развитие социального страхования, обезличило назначение страховых средств, лишив их целевой ориентации.

Не оправдала ожиданий и накопительная пенсионная система.

За годы её функционирования многие нормативные и организационные вопросы остались нерешёнными. Работа созданного органа контроля, общественного совета по инвестированию, практически сведена на нет. Да и зачем нужен такой орган, когда из собранных триллионов рублей в экономике используется лишь малая часть? Миф о «длинных деньгах» в экономике лопнул, а надутыми в очередной раз могли оказаться граждане.

Неудача в проведении пенсионной реформы стала очевидной. Согласившись, что дальнейшее проведение реформы требует уточнения ряда механизмов, авторы реформы и их оппозиционеры приступили к обсуждению новых предложений.

На повестку дня вышел вопрос об увеличении пенсионного возраста. Можно было бы не останавливаться на нём сегодня, имея в виду, что правительство исключило его из числа актуальных на сегодняшний день, но необходимо напомнить, что этот вопрос в более деликатной форме был поставлен в концепции 1995 года и будет подниматься ещё не раз. Только недавно с энергией, достойной лучшего применения, теоретики всех мастей, в том числе и очень титулованные, убеждали нас, что увеличение возраста – это неизбежный и единственно возможный выход. Была приведена масса расчётов, десятки встреч, «круглых столов», взбудоражено общественное мнение. Не сделано только главное – за 17 лет так и не появились программы стимулирования перехода на пенсию по старости в более позднем возрасте. Не изменилось отношение к работникам высоких возрастных категорий на рынке труда, не создаются рабочие места для них.

Тревожит непоследовательность в проведении реформ. Сначала буквально «пробиваются» новации, которые затем оказываются либо слабо подготовленными, либо преждевременными, либо невостребованными вовсе.

Социальная реформа такого масштаба, как пенсионная, не может быть тренажёром для дилетантов. Да в этом и нет необходимости. В стране достаточно учёных, специалистов и хороших организаторов, которые способны подготовить «чертежи» реформы и организовать её реализацию. Мы рассчитываем, что в такой документ превратится «Стратегия развития пенсионной системы до 2030 года», которая появилась в нужный момент, является актуальным материалом, обсуждение которого широко проходит в стране, в том числе и в наших профсоюзных организациях.

Нам хотелось бы рассчитывать, что с учётом обсуждения Стратегия начнет выстраивать долгосрочную пенсионную политику, направленную на последовательное улучшение благосостояния сегодняшних пенсионеров и обеспечение достойной старости завтрашним. Надежды наши не безосновательны. Открытость обсуждения и готовность к конструктивному диалогу стала характерной чертой подготовки Стратегии.

В ходе прошедших обсуждений уже изменилось наименование документа, который стал называться «Стратегия долгосрочного развития пенсионной системы Российской Федерации». Учтены замечания о недопустимости увеличения предполагаемого периода выплаты пенсии (период дожития), скорректирован период обязательного стажа с 40 до 35 лет, принято предложение о более внимательном и обоснованном подходе к решению вопросов выплаты пенсий работающим пенсионерам, вопросов льготных и корпоративных пенсий с бюджетными организациями, рассмотрение которых перенесено на 2013 год.

Хочу ещё раз остановиться на ключевых моментах позиции, которую ФНПР отстаивает:

- основой пенсионной системы должно являться социальное страхование, т.к. государственная страховая пенсионная система формируется, прежде всего, для наёмных работников, как наиболее многочисленной категории населения, нуждающегося в социальной защите;

- поддерживая идею формирования многоуровневой системы пенсионного обеспечения, учитывающей потребности и социальные возможности различных групп населения, считаем, что она должна строиться на принципах солидарности, справедливости, недопустимости противопоставления интересов сегодняшних пенсионеров и будущего поколения и быть рассчитанной на долгосрочную перспективу.

Практика организации таких систем на основе социального страхования проверена временем во многих странах мира, одобрена и закреплена положениями конвенций и рекомендаций Международной организации труда.

Стратегия также направлена на развитие социального страхования, и, следовательно, мы вправе, поддерживая её появление, ожидать, что реализация страховых подходов будет производиться с учётом признания норм соответствующих конвенций и рекомендаций МОТ и, прежде всего, Конвенции № 102, которая устанавливает перечень целей, норм и уровней социального обеспечения, согласованных социальными партнёрами и закреплённых законодательно.

В области пенсионного страхования такой нормой является обеспечение замещения заработка «типичного работника» на уровне не менее 40 процентов при стаже работы 30 лет. Признание и применение положений вышеназванной Конвенции, позволяет усилить взаимосвязь труда (в том числе его условий) с уровнем будущего пенсионного (страхового) обеспечения работника, через установление взаимозависимости размера страхуемого заработка и уровня гарантируемой выплаты, закрепив это соответствующим тарифом, что является сущностью страхования.

Актуальность положения 102-й Конвенции подтверждена новой рекомендацией МОТ № 202 «О минимальных нормах социальной защиты», принятой в этом году, которая призвала «стимулировать ратификацию актов, а также содействовать действенному осуществлению положений Конвенции № 102». Поэтому задача ратификации основополагающих конвенций МОТ остаётся актуальной для нас. Напомню, что Конвенция № 102 стоит в списке ратификации приоритетных международных документов, согласованном социальными партнёрами в рамках трёхстороннего соглашения. Остаётся только ускорить процесс ратификации. Принятие Конвенции будет, на наш взгляд, серьёзным шагом на пути построения современной системы социальной защиты наёмного работника.

Модернизация пенсионной системы требует комплексного подхода. Невозможно реформировать пенсионную систему без адекватных изменений в области заработной платы (в конце концов, не важно, сколько будет стоить булка хлеба, - важно, чтобы это было десять минут нормочаса) и системы налогообложения, в финансовой инфраструктуре, экономике и, конечно, без экономического роста. В России от величины пенсионных выплат зависит уровень жизни четверти населения, и поэтому важно восстановить разрушенный в начале 90-х годов, из-за стремительного падения экономики, баланс соотношения между минимальным прожиточным уровнем, минимальной заработной платой и минимальной пенсией. Минимальная заработная плата в соответствии с рекомендациями МОТ должна устанавливаться на основе такого объёма потребления, который позволяет обеспечить, «удовлетворительный уровень жизни работника». Следовательно, и страховые пособия (пенсии), нацеленные на замещение утраченного заработка, должны соответствовать этим требованиям.

Здесь есть тоже существенные расхождения во взглядах. По действующей методике прожиточный минимум – это бюджет выживания, чтобы не умереть с голоду. Он не позволяет обеспечить удовлетворительный уровень жизни работника, как это рекомендует МОТ.

К слову, Министерством юстиции Российской Федерации подготовлен проект постановления Правительства Российской Федерации, устанавливающий нормы содержания осуждённых к принудительным работам. Так, на «этапе» осуждённый должен получить за казённый счёт продукты из расчёта 300 рублей в день. Таким образом, стоимость набора продуктов питания для преступников, осуждённых к принудительным работам в колонии-поселении, в пересчёте на месяц составит 9000 рублей (это только на еду!), а минимальный размер оплаты труда законопослушного человека (который создаёт национальное богатство, платит налоги и содержит на эти налоги заключённого и всех чиновников) только 4611 рублей, или 70 % прожиточного минимума. К чему толкают законопослушного человека? Воровать?.. Или, чтоб получить 100 % бюджета физиологического выживания, пахать почти 60 часов в неделю?..

Это – социальная политика государства. За неё несут ответственность и Министерство труда, и другие структуры правительства.

Для восстановления баланса доходов и расходов пенсионной системы, безусловно, требуется урегулировать ряд социально-экономических вопросов, тесно связанных с социальной сферой. Это – выправление систем оплаты труда, проведение активных мер по легализации доходов населения, улучшение демографической обстановки и т.д. Свою точку зрения по этому вопросу мы заявляли неоднократно. Для достижения баланса обязательств и выплат представляется важным разобраться по каждой группе трудозанятого населения и установить соотношение размера заработной платы и вносимого страхового взноса с продолжительностью периода его уплаты. При этом необходимо иметь в виду, что спецификой средств социального страхования является их строго целевое использование, что ставит в определённые рамки сегодняшнее гипертрофированное понимание солидарных принципов и, соответственно, возможность неограниченного перераспределения этих средств от одной группы застрахованных в пользу другой.

Проведение этой работы крайне важно для профсоюзов. Исторически социальное страхование развивалось от своих простейших форм в виде заводских касс до межотраслевых и межрегиональных фондов, от дифференциации к объединению застрахованных. Процесс этот постепенный и шёл десятилетиями. Происходила селекция работников по видам труда и уровню доходов, что позволяло эволюционным путём сохранять баланс солидарности внутри системы. В России практика принципиально другая.

В начале 90-х годов мы получили объединённые социальные фонды с едиными тарифами по видам страхования. Соответственно, уровень перераспределения в них диктовался не актуарно обоснованной целесообразностью, а социально-экономической ситуацией в стране. Однако сегодня положение в экономике меняется, и вместе с этим должны изменяться пропорции и политика перераспределения. Понятно, что прежде всего изменения должны быть направлены на обеспечение стабильного уровня занятости и объективной оплаты труда, ибо заработная плата – главный источник наполнения бюджета Пенсионного фонда, основа пособий и пенсий. Это надо знать и помнить как профсоюзным организациям, так и членам профсоюзов в борьбе за справедливую заработную плату.

Укрепление социально-страховой составляющей пенсионной системы требует единого подхода к формированию доходов системы, определению номенклатуры и уровня страхового обеспечения. Важным шагом в этом направлении является предложенная Стратегией унификация условий уплаты страховых взносов, отказ от преференций отдельным группам, отнесение затрат по пенсионированию льготных категорий непосредственно на работодателей, располагающих рабочими местами с особыми условиями труда. По нашему мнению, это может дать определённый эффект как для повышения материального положения пенсионеров, так и для улучшения условий труда на предприятиях.

При этом хочу отметить, что в ходе обсуждения предложений «Стратегии» по реформированию системы досрочных пенсий в профсоюзных организациях высказывались опасения по поводу возможных социальных последствий для наёмного работника, вызванных введением «тарифного стимулятора». Понимая справедливость, своевременность и эффективность предлагаемой меры, члены профсоюзов требуют более внятного определения и нормативного закрепления мер по сохранению их прав на защиту временем и, соответственно, защиты от недобросовестного работодателя.

Осуществление работы по реформированию досрочного пенсионного обеспечения, по нашей оценке, потребует целого ряда организационных и правовых мер: от экспертной оценки условий труда на каждом рабочем месте, по каждой категории работников попадающих под юрисдикцию «Списков», до определения уполномоченной организации, имеющей право толкования условий отнесения к «Спискам» или исключения из них. А также досудебного рассмотрения конфликтной ситуации и контроля деятельности организаций страховщиков данного вида. Кроме того, необходимо установить ответственность работодателя, располагающего рабочими местами с особыми условиями труда, но уклоняющегося от заключения коллективного договора о порядке и уровне страхования работников, занятых на этом производстве.

Многие помнят, насколько сложно было включить ту или иную профессию в «Списки». Условия выведения из них должны быть сопоставимы, иметь серьезные и аргументированные основания. Изменение финансовых потоков обеспечения льготными пенсиями не должно привести к ущемлению прав работника. Поэтому нам необходимо всесторонне оценить возможные социальные последствия и предусмотреть меры защиты, добиться внесения соответствующих позиций в колдоговора и соглашения, инициировать и сделать реальностью переговоры по этим вопросам на всех уровнях, где они могут решаться.

Особое внимание следует уделить организациям бюджетной сферы и разобраться с так называемой «проблемой Северов». Перенесение рассмотрения этих вопросов на следующий год необходимо использовать для более тщательной их проработки, поиска мягких, но конструктивных решений. Всё это потребует создания новых и (или) дополнения действующих нормативных актов. Это большая серьёзная и кропотливая работа, которую всем нам необходимо провести эффективно и желательно в определённые, достаточно сжатые сроки, помня, что результаты её затрагивают интересы миллионов людей.

Позиция ФНПР в отношении накопительного элемента в обязательном пенсионном страховании высказывалась достаточно часто, в том числе и в наших обращениях к руководству страны. Я ещё раз подчёркиваю: это позиция по наличию накопительного элемента внутри государственного обязательного пенсионного страхования (четыре ключевых слова). Надо всячески поддерживать развитие добровольных накоплений при наличии надежных механизмов контроля финансово-кредитной деятельности. Но внутри государственного обязательного пенсионного страхования – накопительного элемента быть не должно: добровольное и обязательное страхование – разные системы.

Нам представляется целесообразным и необходимым исправление допущенной системной ошибки, связанной с включением накопительного элемента в пенсионную составляющую обязательного социального страхования. Как показало время, идея объединения разных по своей правовой сущности систем не получила подтверждения целесообразности ни в социальном, ни в экономическом плане. По оценке экспертов, единственным динамично развивающимся направлением в накопительной системе стал рост административных расходов негосударственных пенсионных фондов. Практическими шагами в этом направлении должно стать немедленное выведение накопительной составляющей из системы обязательного пенсионного страхования. С целью защиты прав застрахованных следует предусмотреть для них возможность самостоятельного распоряжения своими накоплениями, в диапазоне от передачи в страховую солидарную систему Пенсионного фонда Российской Федерации до размещения на депозитах. При этом, в случае передачи средств в негосударственный пенсионный фонд, последний должен заключить с застрахованным договор накопительного пенсионного страхования с указанием конкретного пенсионного плана. Проведение в жизнь этой меры не только поможет в стабилизации финансового положения обязательной составляющей пенсионного страхования, но, как мы полагаем, будет способствовать росту пенсий сегодняшних пенсионеров. Хочу ещё раз подчеркнуть, что саму идею дополнительной пенсии на накопительной основе мы поддерживаем. Мы критикуем методы её реализации, предлагаемые сегодня.

Сегодняшнее обсуждение положений Стратегии реформирования пенсионной системы отнюдь не означает, что мы разобрались во всех проблемах пенсионной системы страны, нашли самые эффективные решения и договорились о путях и способах дальнейшего движения. Споры продолжаются. Важно, чтобы очередной виток пенсионной реформы проходил с учётом опыта как негативного, так и позитивного и при конструктивном участии социальных партнёров. Сложные задачи, выдвигаемые Стратегией, безусловно потребуют напряжения сил профсоюзных органов и организаций всех уровней. Помимо организационных мер, о которых я говорил, необходимо иметь в виду, что работнику, члену профсоюза подчас будет трудно разобраться в предложениях и их социальных последствиях. Надо быть готовыми к оказанию им практической помощи, как в случаях необходимости разъяснения ситуации, так и при защите их прав всеми законными средствами.

Также важно, чтобы не повторилась история с тарифами отчисления в социальные фонды, которая произошла полтора года назад, когда за два года до введения общего тарифа в 32 процента президент волюнтаристски (ни расчётов, ни консультаций) под давлением работодателей снизил его до 30 процентов. Это только подрывает авторитет президента.

Мы не имеем права не помнить, что наше слишком продолжительное топтание на месте (а по-другому не назовёшь темпы проходящего реформирования) – это не затянувшаяся научная дискуссия о формах и методах построения пенсионной системы, в которой одерживает верх автор той или иной точки зрения, а большая, социально значимая работа, результаты которой с нетерпением ждут миллионы людей, нуждающихся в улучшении своей жизни.

Иногда спрашивают: «Долго ли ждать перемен к лучшему?». Так вот, если ждать – то долго. Неучастие в политике не освобождает от её результатов, утверждал Отто фон Бисмарк, «железный» канцлер Германии. Поэтому надо действовать!

«Собраться вместе – это начало. Остаться вместе – это прогресс. Действовать вместе – это успех.» (Генри Форд)

Вперёд к успеху!

 

19.11.2012

Требования Общероссийского Профсоюза образования могут перерасти в акцию протеста

Постановлением Исполкома Общероссийского Профсоюза образования от 30 октября 2012 года № 12 дан старт Всероссийской акции работников образования и студентов по поддержке обращения Профсоюза, которое направляется в адрес Президента РФ, Правительства РФ, Государственной Думы РФ, Совета Федерации РФ, Министерства образования и науки РФ, других министерств и ведомств, в связи с рассмотрением проекта Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

В обращении профсоюз требует закрепить на законодательном уровне принципиально значимые гарантии, связанные с финансовым обеспечением прав граждан на получение общедоступного и бесплатного образования, трудовых прав, социальных гарантий и мер социальной поддержки педагогических работников и обучающихся.

По данным на 13 ноября 2012 года, собрано 1 074 334 подписей членов Профсоюза, направлено 43 762 телеграммы.

Если требования Общероссийского Профсоюза образования не войдут в текст законопроекта для обсуждения Госдумой РФ во втором чтении, профсоюз будет вынужден прибегнуть к решительным действиям, вплоть до акции протеста.

 

Пресс-служба профсоюза работников

народного образования и науки РФ

 

 

 

 

 

22.10.2012

 

Председателю

Государственной Думы

Федерального Собрания

Российской Федерации

С.Е. Нарышкину

Уважаемый Сергей Евгеньевич!

По сообщениям средств массовой информации, рабочая группа, в которую вошли члены комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству, а также эксперты, подготовила рабочий вариант законопроекта, значительно ужесточающего ответственность за нарушение правил дорожного движения, в том числе предусматривающего существенный штраф с одновременным лишением прав на более длительный по сравнению с действующим срок; установление уголовной ответственности, если это деяние совершено неоднократно (повторно), с наказанием в виде существенного штрафа с одновременным лишением прав на определенный законом срок; установление нижнего предела срока лишения свободы и увеличение верхнего предела срока лишения свободы в случае причинения тяжкого вреда здоровью человека, смерти человека, двух и более лиц. В том числе речь идет о штрафах в размере 50 тыс. рублей.

Обращаю Ваше внимание на то, что среднемесячная начисленная заработная плата в августе 2012 года, по оценке Росстата, составила 26150 руб. (при медианном значении показателя около 18000 руб.), денежные доходы в среднем на душу населения – 22707 руб., минимальный размер оплаты труда – 4611 руб. (по бюджетным проектировкам с 1 января 2013 года – 5205 руб.). Следовательно, большинству населения новые штрафы окажутся непосильными, а владельцам дорогих автомобилей, разнузданно ведущим себя на дорогах страны, – по-прежнему незначительными. Кроме того, при существующей практике работы сотрудников Госавтоинспекции нетрудно предсказать и рост поборов на дорогах. Таким образом, еще на стадии законотворчества закладывается потенциальная возможность массового несоблюдения нового закона и коррупциогенность правоприменения.

В связи с изложенным считаю целесообразным размеры штрафов за нарушения правил дорожного движения устанавливать в процентах к доходам нарушителей, как это принято в некоторых странах Евросоюза. Так, если 50 тыс. рублей составляют только треть заработной платы депутата Госдумы, то такой же уровень штрафов (30 % от доходов) необходимо установить и в отношении остальных граждан Российской Федерации.

Кроме того, обращаю Ваше внимание на то, что за последнее время в законотворчестве участилась практика повышения штрафов в разы (от двух до десяти раз). При этом минимальный размер оплаты труда фактически заморожен на уровне двух третей прожиточного минимума. Предлагаю рассмотреть вопрос увеличения минимального размера оплаты труда в десять раз.

 

Председатель ФНПР

М.В. Шмаков

 

 

 

 

17.10.2012

Президенту

Российской Федерации

В.В. Путину

 

Уважаемый Владимир Владимирович!

В связи с обсуждением Стратегии развития пенсионной системы Российской Федерации до 2030 года Федерация Независимых Профсоюзов России считает необходимым проинформировать Вас о своей позиции реформирования пенсионной системы.

Применение механизмов обязательного социального страхования, как эффективной формы социальной защиты, прежде всего, для наемных работников, прошло проверку временем и широко используется многими странами. Предлагаемые «Стратегией» шаги, направленные на укрепление и развитие социального страхования, при определенных условиях и последовательном проведении, могут обеспечить как положительные результаты, так и понимание работающего населения страны.

Реализация страховых подходов должна производиться па основе признания соответствующих Конвенций и Рекомендаций МОТ и, прежде всего, Конвенции № 102, основным критерием которой в области пенсионного страхования является обеспечение замещения заработка «типичного работника» ни уровне не менее 40 процентов при стаже работы 30 лет. Признание и принятие положений вышеназванной Конвенции позволит также усилить взаимосвязь труда (в том числе его условий) с уровнем будущего пенсионного (страхового) обеспечения работника через установление взаимозависимости размера страхуемого заработка и уровня гарантируемой выплаты.

Позицию ФНПР о невозможности обеспечения приемлемого уровня жизни пенсионеров без изменения политики заработной платы сегодня разделяют многие эксперты и специалисты. Низкий уровень оплаты труда у большинства наемных работников особенно в бюджетной сфере, создает значительные сложности в организации и осуществлении социального страхования. Поэтому в соответствии с условиями Конвенции № 102 представляется важным разобраться по каждой группе трудозанятого населения, определить каким должен быть размер страхового взноса, вносимого работодателем за наемного работника и период его уплаты. Необходимо также иметь в виду, что спецификой средств социального страхования является их строго целевое использование, что ставит в определенные рамки сегодняшнее гипертрофированное понимание солидарных принципов, и, соответственно, возможность их неограниченного перераспределения от одной группы застрахованных в пользу другой. Последовательным шагом будет и разграничение страхового и социально обеспечительного направления пенсионной системы, как по организационным, так и по финансовым компонентам.

Укрепление социальной страховой составляющей пенсионной системы требует единого подхода к формированию доходов системы, определению номенклатуры и уровня страхового обеспечения. Унификация условий уплаты страховых взносов, отказ от преференции отдельным группам, отнесение затрат по пенсионированию льготных категорий непосредственно на работодателей, располагающих рабочими местами с особыми условиями труда, может дать определенный эффект как для стабилизации финансового положения пенсионной системы, так и для повышения материального  положения пенсионеров и улучшения условий труда на предприятиях. Проведение работы по реформированию досрочного пенсионного обеспечения требует целого ряда организационных и правовых мер от экспертной оценки условий труда на каждом рабочем месте, попадающим под юрисдикцию «Списков», до предоставления Министерству труда Российской Федерации права (по аналогии с Госкомтруда) по толкованию условий отнесения к «Спискам» пли исключения из них, досудебного рассмотрения конфликтных ситуаций и контроля деятельности организаций страховщиком данного вида. Кроме того, необходимо установить ответственность работодателя, располагающего такими рабочими местами, но не заключающего коллективный договор об условиях страхования работника, занятого на этих местах. Все это потребует создания новых и (или) дополнения действующих нормативных актов.

Представляется целесообразным исправление допущенной системной ошибки, связанной с включением накопительного элемента в пенсионную составляющую обязательного социального страхования. Объединение разных по своей правовой сущности систем не получило подтверждения эффективности  ни  в социальной, ни в экономической сферах.  По оценке экспертов, единственным динамично развивающимся направлением в накопительной системе стал рост административных расходов.

Практическими шагами в этом направлении должно стать немедленное выведение накопительной составляющей из системы обязательного пенсионного страхования. С целью защиты прав застрахованных следует предусмотреть для них возможность самостоятельного распоряжения своими накоплениями, в диапазоне от передачи в страховую солидарную систему Пенсионного фонда Российской Федерации до размещения на депозитах. При этом, в случае передачи средств в негосударственный пенсионный фонд, последний должен заключить с застрахованным договор накопительного пенсионного страхования с указанием конкретного пенсионного плана.

Считая своевременной и необходимой работу по дальнейшему реформированию пенсионной системы в стране и поддерживая идею формирования многоуровневой системы пенсионного обеспечения, учитывающей потребности и возможности различных категорий наемных работников, ФНПР подтверждает свою готовность к конструктивному сотрудничеству по поиску, разработке и реализации эффективных решений.

 

Председатель ФНПР                                                              М.В. Шмаков

 

 

 

 

17.10.2012

Председателю Правительства

Российской Федерации

Д.А.Медведеву

 

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

 

Как сообщили средства массовой информации, Министерством юстиции Российской Федерации подготовлен проект постановления Правительства Российской Федерации, устанавливающий с 1 января 2013 года нормы содержания осуждённых к принудительным работам. Так, на «этапе» каждые сутки осуждённый должен получить за казённый счёт следующие продукты: консервы мясные (250 г.), мясорастительные (250 г.), мясные фаршевые (100 г.), овощные закусочные (100 г.), хлебцы из муки пшеничной 1-го сорта (200 г.), чай чёрный (4 г.) и сахар (60 г.) — из расчёта 300 рублей в сутки. Причём если осуждённый будет ехать до колонии-поселения день, ночь и ещё шесть часов, то ему будет положен уже двойной паёк или «карманные деньги» в размере 600 рублей. Кроме того, осуждённым на принудительные работы, в соответствии с проектом документа, положены и другие выплаты, к примеру, оплата проезда железнодорожным (с оплатой белья), автомобильным, воздушным и водным транспортом эконом-класса.

Таким образом, стоимость набора продуктов питания для преступников, осуждённых к принудительным работам в колонии-поселении, в пересчёте на месяц составит 9000 рублей, в то время как стоимость минимального набора продуктов питания в потребительской корзине законопослушного трудоспособного человека во втором квартале 2012 года составила 2434 рубля, а минимальный размер оплаты труда, планируемый к введению также с 1 января 2013 года, обозначен бюджетными проектировками в сумме 5205 рублей.

В связи с изложенным прошу Вас дать поручение внести коррективы в подготовленные Правительством Российской Федерации и находящиеся на рассмотрении Государственной Думы проекты федеральных законов о потребительской корзине и прожиточном минимуме в целом по Российской Федерации, а также о федеральном бюджете на 2013 год и плановую двухлетку, с тем чтобы устранить ущемление прав законопослушных трудящихся россиян по сравнению с преступниками, осуждёнными на принудительные работы.

 

Председатель ФНПР                                             М.В.Шмаков